Случайный афоризм
Пока автор жив, мы оцениваем его способности по худшим книгам; и только когда он умер - по лучшим. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

перебрал в уме полученные уроки и потерся лбом о рукоятку.
     Они были вполне гуманоидными: бледно-голубая кожа, фиолетовые  волосы
и короткие хвостики не имели значения  -  эффект  сводился  к  впечатлению
небольшой неправильности.  Капельку  подлиннее  носы,  чуточку  квадратнее
лица, колени и локти согнуты  под  странным  углом  -  туземцы  напоминали
ожившие карикатуры. И еще: они издавали резкий горчичный запах.
     На все это Алак не обращал внимания, хорошо  зная,  что  для  них  он
выглядит  и  пахнет  не  менее  странно.  Но  ему   доводилось   встречать
новобранцев-патрульных, заработавших нервное расстройство после нескольких
месяцев на планетах с "гуманоидами до шести пунктов классификации".
     Алак ответил серьезным тоном на тунсбанском языке:
     - Передайте Его Величеству мою благодарность. Я -  высокопоставленный
Винг Алак. Не торговец, а посол  короля  торговцев,  направленный  сюда  с
очень деликатной миссией. Прошу встречи с  Его  Величеством  Морлаком  как
можно быстрее.
     Церемония продолжалась. Пришлось послать за несколькими рабами, чтобы
нести впечатляющий груз даров Алака. Затем ему предложили сесть верхом  на
животное, но Алак отказался - торговцы  предупреждали  об  этой  маленькой
шутке: когда инопланетянина сажают в седло, животное обезумевает от чужого
запаха. С подобающим рангу посла высокомерием Алак  потребовал  носилки  -
неудобные  и  вызывающие  тошноту  при  езде,  но  позволяющие   сохранить
достоинство. Рыцари Вайнабога построились  вокруг,  и  его  понесли  через
ворота и дальше по  мощеным  булыжником  улицам  к  похожему  на  крепость
дворцу.
     Против ожидания, Алак встретил внутри не грубую роскошь, а утонченное
великолепие  действительно  красивой  обстановки.  В  зале  для  аудиенций
толпилось около сотни дворян в сверкающих всеми  цветами  радуги  одеждах.
Они  громко  разговаривали,  бурно  жестикулируя.  Вокруг  сновали  слуги,
предлагая подносы с пищей и вином. Играл  небольшой  оркестр,  скрежещущая
музыка резала слух. Около застывшей вдоль стен охраны стоял ряд монахов  в
серых сутанах с капюшонами на головах.
     Алак прошел под поблескивающими копьями  стражи  и  встал  на  колени
перед сидящим на троне королем. Монарх был  тучен,  среднего  возраста,  с
длинной бородой, короной и обнаженным мечом на коленях. Слева от него,  на
почетном месте  -  большинство  туземцев  были  левшами  -  сидел  пожилой
мужчина, гладко выбритый, с крючковатым носом, в желтой сутане и  высокой,
украшенной драгоценностями шапке с золотым перекрестьем.
     - Мое почтение, могущественный  король  Морлак.  Издалека  прибыл  я,
недостойный Винг  Алак,  чтобы  увидеть  Ваше  Величество,  перед  которым
трепещут народы. Я принес послание от моего короля и эти скудные дары.
     "Скудные  дары"  образовали  приличную  горку  из  одежд,   блестящих
синтетических украшений, ручных фонариков и мечей  из  марганцевой  стали.
Находясь на стадии войн и феодализма, планета  Руфина  не  могла  легально
получать современные инструменты и оружие, но  бытовые  товары  и  изделия
роскоши под запрет не подпадали.
     - Хорошо, сэр Винг Алак. Сядь около меня справа, - голос Морлака стал
громче и жужжание толпы, уже  почти  умолкшей  от  любопытства,  мгновенно
прекратилось. - Да будет известно всем, сэр Винг  Алак  действительно  мой
гость, уважаемый и неприкосновенный. Вред, причиненный ему  иначе,  чем  в
законной дуэли, станет оскорблением и моему дому, оскорблением, за которое
Создатель повелевает мне отомстить.
     Дворяне подвинулись ближе. Этикет двора не был  строго  формализован,
очевидно, и один из дворян вышел вперед, когда Алак усаживался на  высокое
сиденье. У патрульного по спине пробежали мурашки и зашевелились волосы на
голове.
     Самел Варрис, как и остальные аристократы, имел  одежду  из  цветного
бархата,  увешанную  нитями   с   драгоценностями.   Звание   королевского
гвардейца, действительно было высоким рангом,  дающим  право  на  земли  и
собственную  свиту.  Перед  Алаком  стоял  крупный,  смуглый   мужчина   с
надменными чертами лица  и  проницательными  глазами.  В  глазах  мелькнул

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.