Случайный афоризм
Величайшую славу народа составляют его писатели. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Она уже была в его объятиях, прижимаясь губами к его губам, дрожащими
руками обняв его за голову. Он привлек ее к  себе,  и  воздушная  накидка,
наброшенная на ее плечи, мягко укрыла их от остальных.
     Несколько раз, тихо смеясь, она отрывалась от него, чтобы отдышаться.
Но сейчас ее смех был не тем обычным веселым смехом, который он так хорошо
знал.  У  нее  был  очень  утомленный  вид,  тени  вокруг  глаз,  и  Кенри
почувствовал, как его охватила жалость.
     - Любимая, - прошептал он.
     - Кенри, не здесь... О, милый, я надеялась, что ты появишься  раньше,
но... Пойдем сейчас со мной, я хочу, чтобы все  видели  человека,  который
стал моим избранником. - Она взяла его за руку и почти потащила за  собой.
Танцоры мало-помалу останавливались, пара  за  парой,  по  мере  того  как
замечали незнакомца, и наконец - вся тысяча человек  уставилась  на  него.
Все разговоры смолкли, в зале воцарилась мертвая тишина.
     Дорти вздрогнула, затем откинула голову назад тем характерным для нее
независимым движением, которое он так хорошо знал и  любил,  и  посмотрела
ему в глаза. Она  поднесла  запястье  к  губам  и  зашептала  в  микрофон.
Усилители под сводами разнесли по залу ее слова:
     - Друзья... Я хочу сообщить  вам  кое-что...  Некоторые  из  вас  уже
знают... так вот, это и есть тот человек, за которого  я  собираюсь  выйти
замуж...
     Это был голосок маленькой испуганной  девочки.  И  как  жестоко  было
заставлять его звучать подобно трубному гласу богини.
     После  паузы,  которая,  казалось,  никогда  не  кончится,  несколько
человек поклонились - как требовал этикет, и через несколько мгновений уже
все кланялись, как заведенные куклы. И лишь немногие составили  исключение
и мрачно отвернулись.
     - Продолжайте!  -  Голос  Дорти  стал  пронзительным.  -  Продолжайте
танцевать. Прошу вас! Вы все... позднее...
     Дирижер явно был чувствительным человеком, потому что оркестр тут  же
заиграл какой-то шумный ритмичный мотив, и пары одна за другой  постепенно
вернулись к танцам.
     Дорти опустошенно взглянула на Кенри.
     - Как хорошо снова видеть тебя, - сказала она.
     - И я безумно рад видеть тебя, - отозвался он.
     - Пойдем. - Она повела его вдоль стены. - Давай присядем и поговорим.
     Они нашли нишу, отгороженную от зала стеной цветущих роз. Место  было
уединенным, и она прильнула к нему. Он почувствовал, что она дрожит.
     - Что, нелегко пришлось, да? - спокойно спросил он.
     - Нет, - ответила она.
     - Если тебе...
     - Не смей так говорить! - В ее словах слышался страх.  Она  заставила
его замолчать, прижавшись губами к губам.
     - Я люблю тебя,  -  через  некоторое  время  сказала  она.  -  И  это
единственное, что что-нибудь значит, правда?
     Он молчал.
     - Правда ведь? - она заплакала.
     - Может быть. - Кенри кивнул. - Насколько я понимаю, твое семейство и
друзья не одобрили твоего выбора.
     - Некоторые не одобрили. Но какое  это  имеет  значение,  милый?  Они
забудут обо всем, когда ты станешь одним из нас.
     - Одним из вас... Но я рожден для другого, - мрачно сказал  он.  -  Я
всегда буду выделяться, как...  Впрочем,  ладно.  Я  не  хуже  тебя  смогу
выдержать это.
     Он сидел на мягком диване, крепко прижимая ее к себе, и сквозь  стену
вьющихся роз смотрел в зал. Разноцветье, танцы и громкий отрывистый смех -
это был не его мир. И он поразился тому,  что  когда-то  вообразил,  будто
сможет привыкнуть к нему.
     Они много раз обсуждали эту тему, пока корабль  мчался  сквозь  мрак.
Она никогда не смогла бы стать одной из Кита.  В  экипаже  не  было  места

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.