Случайный афоризм
Богатство ассоциаций говорит о богатстве внутреннего мира писателя. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

была рассчитана на сто мест, они запомнили ее своим криком, пением, звоном
бокалов - словом, тем веселым шумом,  от  которого  дрожали  переборки.  В
одном углу, благодушный и невозмутимый Утхг-а-К-Тхакв доставал  шампанское
бутылку за бутылкой из устроенного им самим холодильника, и с  пистолетным
хлопком  вышибая  пробку,  разливал  на  всех.  Уже   неплохо   набравшись
артиллерист Мапуо Хаяши и стройный молодой колонист пустились в спор,  что
эффективнее - каратэ или прием апачей. По столам стучали игральные  кости,
шелестели долговые расписки на добычу против обещаний  пылких  предложений
девушками  на  планете  в  случае  победы.  Трио  Ашанти   -   выпускников
университета  исполняли   боевой   танец   под   аккомпанемент   зрителей,
барабанивших по кастрюлям и сковородкам. Андре Вадаж вскочил на стол и,  с
трудом удерживая равновесие, ударил по струнам гитары. Все больше и больше
французов подпевало ему:

                  Это цветок, цветок прерий,
                  Это прекрасная поза Прованса,

     Сначала Хейм от души смеялся над последней шуткой Джина Иррибарна, но
потом музыка захватила его. Он вспомнил одну ночь  в  Боншанс,  словно  бы
вновь оказался там. Вокруг сада высились крыши, черные под звездным небом,
но желтый свет из окон домов сливался со светом восходящей  Дианы.  Легкий
ветерок шевелил ветви кустов, смешивая аромат роз и лилий с пряным запахом
местных цветов. Ее рука лежала на его руке. Гравий похрустывал под ногами,
когда они шли к летнему домику.  А  где-то  кто-то  играл  на  свирели,  и
мелодия плыла в теплом воздухе, нежная и напоминавшая о Земле.
     У Хейма защипало глаза. Он резко тряхнул головой.
     Иррибарн пристально посмотрел на него. Новобранец был среднего роста,
а потому рядом с Хейм выглядел пигмеем, темноволосый, с удлиненной головой
и правильными чертами лица. На нем все еще была та одежда, в  которой  его
взяли в плен  -  зеленая  куртка,  мягкие  ботинки,  берет,  засунутый  за
чешуйчатый кожаный пояс - униформа планетарной полиции,  превратившаяся  в
форму бойца маки. На плечах поблескивали лейтенантские нашивки.
     Иррибарн  что-то  спросил  по-французски.  -  А?  -  заморгал   Хейм.
Невообразимый шум, вокруг, плохое знание французского языка, и  тот  факт,
что Новая Европа была  уже  на  полпути  к  созданию  своего  собственного
диалекта, были причиной того, что Хейм не понял вопроса.
     - Вас что-то взволновало, - перевел свои слова  Иррибарн.  В  прежние
времена  планету  посещало  достаточное   количество   людей,   говоривших
по-английски, и жители города обычно все в той или  иной  степени  владели
этим языком.
     - О... пустяки. Воспоминания. В свое время я провел на  Новой  Европе
несколько восхитительных отпусков. Но это было... черт побери, в последний
раз я был там двадцать один год назад.
     - Стало быть, вы думаете о чужаках, которые крадутся по  улицам,  где
больше нет людей. Как мягко они крадутся, как пантеры, вышедшие на охоту.
     Иррибарн нахмурился, глядя в свой стакан, поднял его и  конвульсивным
жестом опрокину в себя содержимое.
     - Или, может быть, вы  вспоминаете  о  какой-то  девушке  и  гадаете,
погибла она или прячется в лесах. Так?
     - Давайте лучше снова нальем, - резко ответил Хейм.
     Иррибарн положил свою руку на руку Хейма.
     - Один момент, силь ву пле. Население всей планеты  составляет  всего
пятьсот  тысяч  человек.  Городских  жителей,  с  которыми  вы,  вероятно,
встречались, намного меньше. Быть может, я знаю.
     - Мэдилон Дюбау?
     - Которая раньше жила в Бон Шансе? Ее отец врач? Ну ж да!  Она  вышла
за моего собственного братца Пьера. Судя по последним  сведениям,  которые
до меня дошли, они живы.
     У Хейма потемнело в глазах. Он прислонился к переборке,  хватая  ртом
воздух,  попытался  взять  себя  в  руки,  но  не   мог   унять   бешеного

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.