Случайный афоризм
Назвать предмет - значит уничтожить три чверти поэтического шара, который дается временным отгадыванием; навеять - вот идеал. Малларме
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Хейм вспыхнул.
     - Не поймите меня превратно. - сказал он, пуская клубы дыма из  своей
трубки.  -  Я  не  мог  бы  жениться  более удачно, чем женился. Это  было
просто...  она  попала  в  беду,  и  я  надеялся, что смогу помочь. Старая
дружба, ничего большее.
     Хейм  сам  поверил  в  правдивость  своих  слов.   Несколько   мыслей
пронеслось у него в голове, но они были не настолько болезненны, чтобы  их
нельзя было похоронить. Мысли  о  том,  что  Мэдилон  все  эти  годы  жила
счастливо, что она до сих пор жива, было вполне  до  сих  пор  жива,  было
вполне достаточно.
     - К числу моих друзей вы теперь  можете  причислить  и  нас  всех,  -
сердечно сказал Иррибарн. - А теперь скажите мне еще кое-что,  прежде  чем
вы и я вернетесь к праздничному столу. Я слышал, что  ваш  корабль  -  это
частный капер, имеющий выданное Францией свидетельство. Но почему  до  сих
пор медлит наш Боевой Флот? Когда он прибудет сюда?
     - Боже помоги мне, - подумал Хейм. - Я хотел пощадить их  чувства  до
завтра.
     - Не знаю. - ответил он.
     - Черт побери! - Иррибарн резко выпрямился. - Что это вы говорите?
     Хейм медленно, словно клещами вытаскивал из себя слова,  рассказал  о
том, что из этого вышло, что Флот Глубокого Космоса  стоял  на  приколе  с
зачехленными оружиями, в то время как в Парламенте продолжались дебаты,  и
что не исключено, если одни лишь пиратские набеги "Лис" явились  преградой
для возобновления этих переговоров, которые для Алерона представляли собой
лишь наиболее эффективную разновидность войны.
     - Мы... мы... вы... и это астронавты...  Иррибарн  с  трудом  овладел
собой, сделал глубокий вдох и тихо сказал:
     - Ваш корабль курсирует в системе  Авроры.  Неужели  вам  не  удалось
добыть никаких доказательств того, что мы живы?
     - Я пытался, - ответил Хейм. Он ходил из угла в  угол,  нещадно  дымя
трубкой, стуча каблуками, заложив ненужные сейчас огромные руки за спину и
стиснув их так, что ногти побелели. - Пленников, которые  были  отправлены
на Землю в числе прочих трофеев, возможно, допросили. Сделать это нелегко.
У алеронов реакция иная, чем у людей. Но кто-то мог  все-таки  выудить  из
них правду! Видно, никто и не пытался.
     Кроме того, я однажды прошел вблизи  Новой  Европы.  Это  не  так  уж
трудно, если быть проворнее. Большинство их защитных спутников все еще  не
оборудованы, и мы не заметили ни одного боевого корабля,  который  угрожал
бы нам. Поэтому я сделал фотографии, весьма четкие, на которых видно,  что
разрушен только Сюр д'Вонн, а над Гарансом никакого  огненного  смерча  не
было и в помине. Послал эти  фотографии  на  Землю.  Думаю,  что  кое-кого
убедили, но видимо, все же не тех, кого надо бы. Не забудьте,  что  сейчас
многие политические карьеры связаны с делом мира. Поэтому человек, который
мог бы признаться в собственной неправоте и занять верную позицию, если бы
дело касалось только его одного,  будет  испытывать  колебание  по  поводу
того, стоит ли тянуть за собой всю партию.
     О, я уверен, что настроения общественного мнения в нашу  пользу.  Это
началось еще тогда, кода мы только готовились к экспедиции.  Вскоре  после
того, на Строне, где мы пополняли свои  арсеналы,  я  встретил  нескольких
человек, только что приехавших с Земли. Они сказали, что идея  дать  отпор
алеронам находит все больше сторонников. Но это было четыре месяца назад.
     Хейм вынул руку изо рта, остановился и продолжал более спокойно:
     -  Я  догадываюсь,  какой  очередной   аргумент   выдвинула   фракция
примирения.
     - Да-да, - вероятно, сказали они, - возможно новоевропейцы и в  самом
деле еще живы. Так разве их спасение  не  является  сейчас  самым  важным?
Посредством войны мы этого не  добьемся.  Алероны  смогут  уничтожить  их,
когда им только заблагорассудится. Нам  придется  отдать  Новую  Европу  в
обмен на жизнь находящихся там людей. Вероятно, подобные  речи  звучали  в
Парламенте и сегодня вечером.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.