Случайный афоризм
Писателю отказано в "подлинности". Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Хейма  и  отхлынула  вновь.  Облитые  солнечным  светом   сумерки   вихрем
закрутились вокруг него.
     Она  робко  приблизилась  к  нему.  Походную  одежду,   выцветшую   и
бесформенную, сегодня сменило платье, захваченное в числе прочего в лес  и
каким-то чудом сохранившееся. легкое  и  белое,  оно  трепетало  на  ветру
вокруг ее длинноногой стройной фигурки. Аврора  обесцветила  ее  аккуратно
заплетенные каштановые волосы, сделав их светлее на кожи. Но они  все-таки
блестели, и одна прядка, выбившаяся над высоким лбом, мягко шевелилась  на
ветру, как живая. На Хейма смотрели глаза цвета фиалки.
     - Мэдилон - хрипло прокаркал он.
     - Гуннар! - красивая женщина взяла его за обе руки. - Мы так давно не
виделись. Здравствуй.
     Она говорила по-французски, но Хейм понимал ее.
     - Я... - у него перехватило дыхание. Он  расправил  плечи.  -  Я  был
поражен, - с трудом выговорил он выдавливая из себя слова. - Твоя дочь так
похожа на тебя.
     - Прошу прощения? - Женщина не уловила смысла фразы, произнесенной на
английском языке, от которого давно отвыкла.
     Ее муж, копия Джина, но только в более старшем и мощном исполнении  -
перевел, пожимая руку Хейму. Мэдилон рассмеялась и что-то  сказала  дочери
по-французски, из чего Хейм понял лишь последние слова:
     - Мой старый добрый друг Гуннар Хейм.
     - Очень рада, мсье, - сказал Даниель Иррибарн.
     Ее  было  едва  слышно  сквозь  шум  ветра,  шелестевшего  листвой  и
заставлявшего свет и тень исполнять замысловатые  танцы.  Пальцы  девушки,
маленькие и холодные, быстро выскользнули из руки Хейма.
     Он несколько рассеянно ответил на  приветствия  подростков  Джеквеса,
Сесиль и Айвза. Мэдилон много говорила - в основном дружеские  банальности
- а братья Иррибарны выполняли роль переводчиков. Все это время Хейм стоял
и молчал. Не попрощавшись и пообещав организовать настоящую встречу  после
сна, Мэдилон улыбнулась ему.
     Хейм и Вадаж долго смотрели им вслед. Прежде чем пройти к себе. Когда
их поглотил лес, менестрель принялся насвистывать.
     - Так значит, эта и есть образ твоей бывшей возлюбленной, та девушка?
- спросил он.
     - Более или менее, - ответил Хейм, вряд ли осознавая, что отвечает не
себе, а кому-то другому.  -  Мне  кажется,  есть  отличия.  память  иногда
проделывает с нами подобные шутки.
     - Тем не менее, и дураку было бы понятно, что ты имел в виду когда...
прости меня, Гуннар, но позволь, я дам тебе совет: будь осторожен. Слишком
много лет между вами и очень легко о них запнуться.
     - Боже правый! - злобно взорвался Хейм. - За кого ты меня принимаешь.
Я просто был ошарашен, ничего больше.
     - Ну, если ты так уверен... Видишь, ли мне не хотелось бы...
     - Заткнись. Давай лучше найди свое бренди.
     Хейм устремился вперед семимильными шагами.



                                    5

     День незаметно клонился к вечеру.  Но  жизнь  по-прежнему  бурлила  в
лагере на берегу озера, напоминая о том, что время военное. На закате Хейм
обнаружил, что они с Даниель сидят на мысу вдвоем.
     Теперь у него не было прежней уверенности. Вслед за  первой  встречей
состоялся "пир", настолько праздничный, насколько это было  возможно,  под
навесом,  сооруженным  по  соседству  с  флайером  Иррибарна.  Шампанское,
которое Хейм предусмотрительно захватил на борт  "Мироэт",  лилось  рекой,
утопив в себе натянутость и неловкость  первой  встречи.  растянувшись  на
траве, все слушали, а многие и подпевали гитаре Вадажа. Но Хейм и  Мэдилон

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.