Случайный афоризм
Писатель находится в ситуации его эпохи: каждое слово имеет отзвук, каждое молчание - тоже. Жан Поль Сартр
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Мама была так взволнована,  когда  услышала  о  вас,  -  продолжала
Даниель. - Мне кажется, папа даже слегка ударился в ревность. Но теперь он
полюбил вас.
     - Твой отец - хороший человек.
     Убогость собственного словарного запаса приводила Хейма в  бешенство.
"Что это за разговор, когда  ты  не  можешь  произнести  ни  одной  фразы,
выходящей за рамки школьной программы для первого класса?
     - Могу я вам задать один вопрос, мсье?
     - Задавай какой угодно.
     Непокорная прядка волос выбилась из ее прически.
     - Я слышала, что мы - те, которые отправятся на Землю  -  делаем  это
для того, чтобы  просить  помощи.  Вы  действительно  считаете,  что  наша
просьба будет иметь такое большое значение?
     - Ну, э... видишь ли, нам необходимо было прилететь сюда. То есть, мы
теперь установили связь между вашими людьми и моими в космосе. А заодно мы
сможем захватить отсюда часть людей.
     Между бровями Даниель на мгновение появилась озабоченная морщинка.
     - Но я слышала разговор о том, насколько сложно было  посадить  такой
большой  корабль  незаметно.  Разве  не  лучше  было  бы   воспользоваться
каким-нибудь кораблем поменьше?
     - Вы очень умны, мадемуазель, но...
     Прежде чем он смог сконструировать прикрытие, она прикоснулась е  его
руке (как легко!) и сказала:
     - Вы прилетели так, рискуя жизнью ради мамы. Разве не так?
     - М-м-м... ну конечно, я думал о ней. Мы - старые друзья.
     Даниель улыбнулась.
     - Старые возлюбленные, как я слышала. Не все еще  рыцари  перевелись,
капитан. Сегодня я сидела возле вас, вместо  того,  чтобы  петь  вместе  с
другими, потому что вы так красиво смотрелись.
     Сердце  его  подпрыгнуло,  но  затем  он  понял,  что  "вы"  означало
местоимение второго лица множительного числа. Он от  всей  души  надеялся,
что свет закатного солнца сделал незаметным краску, покрывшую его лицо.
     - Мадемуазель, - сказал он, - ваша мать и я - друзья. Только друзья.
     - О, конечно. Я понимаю. И все же было так мило  с  вашей  стороны  -
все, что вы для нас сделали. - Над его головой зажглась вечерняя звезда. -
А теперь вы отвезете нас на Землю. Я мечтала об этом путешествии с  самого
детства.
     Появилась явно благополучная возможность сказать,  что  скорее  Земля
должна бы сесть на задние лапки и просить ее о чем-то, а не  наоборот.  Но
Хейм лишь неповоротливой глыбой возвышался над ней, пытаясь  найти  способ
выразить это как-нибудь поизящнее. Даниель вздохнула и отвернулась.
     - Ваши люди тоже, они рыцари, - сказала она. - У  них  не  было  даже
такой причины, как ваша, чтобы сражаться на  Новой  Европе.  Кроме,  может
быть, мсье Вадажа.
     - Нет, у Вадажа здесь никого нет, - ответил Хейм. - Он трубадур.
     - Он так  чудесно  поет,  -  пробормотала  Даниель.  -  Я  слушала  с
удовольствием. Он венгр?
     - По рождению. Сейчас у него нет дома.
     - Андре, ты славный парень, но что-то мы говорили о тебе чересчур  уж
много, - подумал Хейм, а вслух продолжал:
     - Когда вы прибудете на Землю, ты  и  твоя  семья,  пользуйтесь  моим
домом. Я приеду, когда смогу, и возьму вас в свой корабль.
     Даниель захлопала в ладоши.
     - О, чудесно! - весело щебетала она. -  Ваша  дочь  и  я,  мы  станем
хорошими подругами.  А  потом,  путешествие  на  боевом  корабле...  Какие
победные песни мы будем распевать, возвращаясь домой!
     - Ну... так... Возвращаемся назад в лагерь? Скоро стемнеет.
     В  подобных  обстоятельствах  лучше  всего  проявить  себя  настолько
квалифицированным джентльменом, насколько это возможно.
     Даниель закуталась в пиджак.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.