Случайный афоризм
Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значения которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розог. Лев Николаевич Толстой
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

удовлетворением. - У нас  действительно  есть  неплохой  шанс  спасти  эту
планету. И если взамен, в числе  прочего,  я  должен  буду  прервать  свою
пиратскую карьеру - я что ж, зато я вернуть на Землю.
     Звучало ли эта мелодия внутри его, или какая-то птица запела в  своем
гнезде?
     Нет. Птицы не играют на двенадцати струнах. Хейм улыбнулся  и  поплыв
вперед, старался двигаться как можно  более  бесшумно.  Для  надпочечников
Андре будет очень полезно, если сзади его схватит холодная влажная рука, а
чей-то голос завопит: "Бу-у-у".
     Песня становилась все слышнее. На сей раз менестрель пел на  немецком
языке о прекрасной Розелин.
     Когда песня закончилась, Хейм  увидел  сидевшего  на  бревна  Вадажа,
темный силуэт которого вырисовывался на фоне неба. Он был не один.
     Ясно различимый в ночной тишине, прозвучал голос  девушки,  вторившей
певцу по-французски.
     Вадаж рассмеялся, и они стали разговаривать. Из  всего  диалога  Хейм
уловил только что речь шла о Гете, о красоте природы, о песнях...
     Даниель зябко повела плечами, и Вадаж подняв с земли  плащ,  набросил
его на них обоих, снова прошептав что-то по-французски,  на  что  девушка,
словно бы колеблясь, ответила:
     - Да, но мои родители...
     - Пф-ф! - фыркнул Вадаж и опять что-то затараторил.
     Даниель весело хихикнула.
     - ...песню о любви, - разобрал Хейм последние  слова  Вадажа,  прежде
чем тот мягко тронул струны, и чарующие звуки музыки слились с  окружающим
миром, превратились в неотъемлемую часть ночи, леса и  воды.  Голос  певца
вплетался в  этот  чудесный  венок,  делая  его  еще  прекраснее.  Даниель
вздохнула и еще теснее прижалась к своему спутнику.
     Хейм поплыл назад.
     - Нет, - повторял он себе снова и снова. - Нет нельзя винить Андре  в
предательстве. Он ведь спрашивал моего разрешения.
     Однако непонятная обида, сдавившая  его  горло,  не  проходила.  Хейм
больше не старался двигаться без шума, а рассекал воду с силой  настоящего
парохода.
     - Он молод. А я гожусь ей в отцы. Но я упустил свой шанс. Я думал все
вернулось назад. Нет. Я был смешон. О, Конни, Конни!
     - Богом клянусь, -  в  ярости  Хейм  начал  думать  на  языке  своего
детства. - Если он что-нибудь сделает... Я  еще  не  слишком  стар,  чтобы
свернуть шею такому вот шустряку.
     Однако, какое мне до этого всего дело, черт побери!
     Он с шумом устремился из воды на берег и едва не содрал с себя  кожу,
яростно растираясь полотенцем. Натянув одежду, он, спотыкаясь, пошел через
лес. В палатке еще осталась бутылка, не совсем пустая.
     Возле палатки  его  ждал  какой-то  человек.  Хейм  узнал  одного  из
адъютантов де Виньи.
     - Итак?
     Офицер быстрым взмахом руки отдал честь.
     - У меня есть для вас сообщение, мсье Полковник установил  контакт  с
врагом. Они ждут делегацию в Бон Шанс, как только наступит рассвет.
     - О'кей, доброй ночи.
     - Но, мсье...
     - Я знаю, нам нужно  посовещаться.  Что  ж,  я  приду,  когда  смогу.
Времени у нас достаточно. Впереди целая ночь.
     Хейм прошмыгнул мимо адъютанта в  палатку  и  опустился  на  кровать,
прикрыв полог, закрывавший вход.



                                    6


1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.