Случайный афоризм
Профессиональный писатель - изобретение буржуазной эпохи. Эмиль Мишель Чоран
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

конических шлемов, заплетены в тугие косы,  лица  скорее  не  красивые,  а
очень выразительные и совершенно  бесстрастные.  Длинные  солнечные  лучи,
казалось добела раскалили их чешуйчатые  одежды.  Они  не  вытащили  из-за
поясов своих кривых сабель и не наставили ружей на делегатов. Они  стояли,
как вкопанные, как неживые статуи. Их  офицер,  выступил  вперед,  опустил
хвост  и  поклонился,  слегка  коснувшись  кончиками  пальцев  земли,  что
являлось знаком уважения. Он был выше,  чем  остальные,  и  все-таки  ниже
среднего роста человека.
     - Добро пожаловать, - сказал Наварра нарочно медленно,  чтобы  офицер
понял его диалект. В сравнении со струившейся  подобно  флюиду,  ласкавший
слух речью алерона, его голос напоминал жесткую  и  шероховатую  наждачную
бумагу. - Мы готовы немедленно приступить к переговорам.
     - Тем не мене, прежде вам все же следует осмотреть свои  апартаменты.
Мы  приготовили  лучшее,  что  могли,  неподалеку  от  резиденции  высоких
властителей сада Ф Войны. -  Офицер  издал  прямо-таки  соловьиную  трель,
отдавая какой-то приказ. Появилось несколько рабочих низшего  класса.  Они
не соответствовали традиционному образу алерона, сложившемуся  в  сознании
людей. Их одетые в  черное  тела  были  слишком  массивны,  черты  их  лиц
чересчур грубы, волосы слишком коротки, мех почти совсем не блестел,  и  в
них не было и частицы того врожденного неосознанного высокомерия,  которое
отличало высшие слои их общества. Однако, в них не было и раболепия, и они
были вовсе не глупы. Миллион лет истории, единственной реальной переменой,
в которой  было  подобное  ледниковому  сползание  к  все  более  и  более
унифицированному обществу, привели к тому, что сами ихнелы  приспособились
к осуществлению этого предназначения.
     Если офицеров можно было сравнить с  пантерой,  а  его  солдат  -  со
сторожевыми собаками, то эти были огромными горячими скакунами.
     Играя  отведенную  роль  помощника,  Вадаж  показал  алеронам   багаж
делегации.  Когда  тщательная  проверка  была  закончена,  офицер   что-то
просвистел, воины окружили парламентеров и повели их через поле.  Шли  они
вовсе не маршевым шагом, однако, все их движения были синхронными,  словно
у частей одного и того же организма. Лучи Авроры били в контактные  линзы,
защищавшие глаза алеронов от ее яркого света, и превращали их в рубины.
     По мере того, как они шли, Хейм  не  переставал  исподтишка  стрелять
глазами по сторонам. Других воинов почти нигде не было видно -  во  всяком
случае, их было не много. Должно быть, некоторые заняты  делами,  выполняя
те таинственные ритуалы, какими  были  для  алеронов  ниже  пятого  класса
власти,  общение,  разговоры,  спортивные  игры  и   молитва.   Остальные,
вероятно, на дежурстве возле ракет или в воздушном патрулировании.
     Кругом сновали рабочие и контролеры разгружая транспортики,  перенося
металл из павильона плавильни и  электрооборудование  с  завода  в  другое
место, где оно устанавливалось  на  какое-нибудь  орбитальное  оружие.  Их
машины жужжали, лязгали, грохотали. Тем не менее, на взгляд, а вернее - на
слух человека, тишина стояла ужасная. Ни криков, ни разговоров,  ни  шуток
или ругательств: только время от времени - мелодичная  команда,  негромкое
звучание записанной на пленку оркестровой музыки  и  мягкий  топот  тысячи
ног.
     Вадажа было не узнать, он оскалил зубы в какой-то непонятной  усмешке
и  пробормотал  по-французски   Наварре   что-то   насчет   патологической
серьезности алеронов.
     Хейм не мог поручиться  наверняка,  но  ему  показалось,  что  офицер
бросил на Вадажа недоумевающий взгляд.
     - Помолчите! - ответил Наварра.
     Однако, Вадаж, вероятно, прав, - подумал Хейм. - Юмор - это результат
определенного внутреннего искажения. А для того великого  единства,  каким
является душа алерона, это кажется невозможным, немыслимым в прямом смысле
этого слова.
     Кроме... да, делегаты, посланные на Землю,  особенно  адмирал  Синби,
проявляли некоторые признаки холодного остроумия. Но  они  принадлежали  к
самому высшему классу власти. Это предполагало отличие от остальных особей

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.