Случайный афоризм
Настоящие писатели - совесть человечества. Людвиг Андреас Фейербах
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ну что  ж,  если  позволите,  я  расскажу...  -  Вадаж  пустился  в
пространственные объяснения.
     - Свое дело он делал как надо, - нехотя вынужден был признать Хейм.
     Чтобы отделаться от мыслей о Вадаже, он  стал  смотреть  прямо  перед
собой на здание, к которому они приближались. В отличие от остальных,  оно
поднималось вверх  одной  высокой  кривой,  на  вершине  которой  виднелся
символ, похожий на древне-китайскую идеограмму. Стены были  бронзовые,  но
не гладкие, а изображенные множествами микроскопических канавок,  от  чего
все здание словно бы шевелилось,  изумительно  переливаясь  всеми  цветами
радуги. Теперь Хейм  понял,  что  музыка,  которую  они  слышали  на  поле
космопорта, передавалась отсюда в диапазоне неизвестном людям.
     Часовых не было видно. Своих подчиненных алероны могли не  опасаться.
Стена расступилась, пропуская подошедших, и вновь сомкнулась за ними.
     Декомпрессионной кабины здесь не было.  должно  быть,  хозяевам  было
удобнее самим приспосабливаться к тяжелой влажной атмосфере этой планеты -
возможно, они это делали с помощью допингов. Холл постепенно уходил вверх,
еле освещенный тусклым светом с параболического потолка. Пол устилал ковер
из  живого  пушистого  и  мягкого   мха,   стены   были   сплошь   покрыты
фосфоресцирующими лианами и цветами, медленно качавшимися в такт музыке  и
насквозь пропитавшими воздух своим ароматом. Люди собрались в одну плотную
группу, словно  так  им  было  спокойнее.  Среди  призрачного  молчания  и
призрачных теней они проследовали в зал заседаний,  сопровождаемые  своими
охранниками.
     Зал  в  который  они  вошли,  вздымался  ввысь  гигантскими  сводами,
терявшимися в темноте, и среди этой темноты  по-зимнему  холодно  и  резко
сверкали  искусственные  звезды.  Интерьер   представлял   собой   зыбкий,
колышущийся лабиринт из шпалер, кустарников и цветов. Свет исходил лишь из
фонтана посередине, малиновые воды  которого  поднимались  вверх  на  пять
метров из чаши, вырезанной в форме открытого рта, затем снова падали  вниз
и  наполняли  каждый  уголок  этих  джунглей  своим  громким   плеском   и
бульканьем. Когда Хейм обходил вокруг фонтана,  ему  показалось,  будто  в
темноте над головой прошумели крылья.
     Лорды, завоеватели уже ждали, стоя опираясь  на  хвосты  и  костистые
лапы. В общей сложности их было  полдюжины.  Никаких  знаков  отличия  или
звания на них не было, но свет красиво блестел на одежде из  металлической
сетки, на глянцевых волосах и серебристом седом мехе. Ангельские лица были
абсолютно спокойны, изумленные изумрудные глаза.
     Офицер преклонил перед ними колена,  а  воины  опустили  ружья.  Было
пропето несколько слов.  Затем  охранники  отступили  в  темноту,  и  люди
остались одни.
     Один из властителей алеронов вдруг выгнул  спину  и  зашипел,  однако
почти мгновенно справился с  собой.  Он  сделал  несколько  мелких  шажков
вперед, так чтобы его лицо хорошо было видно, и рассмеялся  низким  теплым
смехом.
     - Итак,  капитан  Гуннар  Хейм,  -  промурлыкал  он  по-английски.  -
Странно, как судьба сводит нас вместе. Вы еще не забыли Синби рю Тарена?



                                    7

     Вселенная Хейма с такой скоростью закружилась  вокруг  него,  что  он
едва отдавал себе  отчет  в  происходящем.  Красноватая  мгла  наполнилась
трелями - это алероны переговаривались между собой. Один из них ощетинился
и  выкрикнул  какой-то  приказ   охране.   Синби   отменил   этот   приказ
повелительным жестом. Сквозь шум в ушах и бешеный стук сердца Хейм слышал,
как адмирал пробормотал:
     - Вас следовало бы  немедленно  уничтожить,  -  но  этого  не  будет.
Правда, мы не можем вас освободить, и теперь мы - почетные военнопленные.
     За этим последовали почести, и  наконец  людей  отвели  назад,  в  их

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.