Случайный афоризм
Чем больше человек пишет, тем больше он может написать. Уильям Хэзлитт (Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - А каковы моменты тех двоих? - осведомился Хейм.  Он  сказал  это  в
основном для того, чтобы не дать окрашенному  в  кровавый  цвет  безмолвию
вновь воцариться. Оно раздражало его  -  правда  не  настолько  чтобы  ему
хотелось забивать свой мозг  какими-то  цифрами  -  но  тут  Синби  пропел
по-английски все орбитальные данные и точные координаты обоих кораблей.
     - Итак я посылаю своих собратьев вызвать их сюда, - продолжал алерон.
- При наибольшем ускорении,  продолжительном  и  отрицательном,  "Севайдж"
совершает орбитальный облет вокруг Новой Европы за восемнадцать  часов,  А
"Айнисент" - за двадцать три часа. Я не думаю,  чтобы  экипаж  "Лиса"  так
скоро начал беспокоиться за вас. Когда все три корабля будут в воздухе, мы
обыщем всю эту планету. Стоит вашему кораблю  едва  шевельнуться  -  и  он
немедленно будет уничтожен. Но если даже он затаится, все равно мы  найдем
его логово, расставив повсюду детекторы.
     В голосе Синби не было и намека на угрозу. Он стал еще  мягче,  когда
алерон сказал:
     - Я говорю вам все это, лишь питая слабую надежду, что вы добровольно
выдадите "Лиса". Этот корабль был слишком отважен, чтобы теперь  погибнуть
вот так, на суше, а не среди звезд.
     Хейм крепко сжал губы и покачал головой.
     - Что я могу предложить вам в обмен на  добровольную  капитуляцию?  -
печально спросил Синби. - Разве что вы согласитесь принять  мою  любовь  и
расположение?
     - Какого черта? - воскликнул Хейм.
     - Мы так одиноки - и вы, и я, - пропел Синби. в  первый  раз  за  все
время в его голосе послышались насмешка, когда он резко дернул  хвостом  в
сторону воинов,  стоявших  с  застывшими  ничего  не  выражавшими  лицами,
полускрытые густыми сумерками.
     - Вы думаете, у меня с ними много общего? -  Синби  скользнул  ближе.
Светотени  причудливо  переплетались  на  сверкающих  локонах  и  волнующе
прекрасном лице. Большие глаза алерона остановились на человеке.
     - Стара наша планета Алерон, - пропел он. - Стара, стара, долговечные
красные карликовые звезды, и поздно появляется  жизнь  в  такой  ничтожной
радиации.  Однажды  мы  появились,  наша  раса,  на  планете,   где   моря
испарились, реки превратились в  слабые  ручейки  среди  пустыни,  где  не
хватало воздуха, воды, металла, жизни - прошли неисчислимые  поколения,  а
мы все влачили жалкое существование, медленно, очень медленно выбираясь из
первобытной дикости. Ах, не скоро появилась у нас первая машина. Того, что
вам удалось сделать за несколько веков, мы  добились  в  течение  десятков
тысячелетий, и когда это было достигнуто, миллион лет  тому  назад  выжить
сумело лишь одно общество, поглотившее все остальные, и машинная мощь дала
ему возможность связать нас узами, разорвать которые невозможно. Странники
отправились к звездам. Интеллектуалы совершили величайшие открытия, но все
это вызвало лишь едва заметную  рябь  на  поверхности  цивилизации6  корни
которой уходят в вечность. Земля живет для непрерывно  сменяющихся  целей.
Алероны - для сохранения постоянства. Понимаешь ли ты  это,  Гуннар  Хейм?
Чувствуешь ли, насколько далеки вы от нас?
     - Я вы... имеете в виду...
     Пальцы Синби коснулись запястья  Хейма,  словно  легкое  дыхание.  Он
почувствовал, как встали дыбом волоски  на  коже,  и  непроизвольно  начал
искать, за что бы ухватиться: мир  вокруг  внезапно  покачнулся  и  поплыл
перед глазами.
     - Вообще-то... э... также предположения высказывались. Точнее говоря,
некоторые люди считают, что все ваши действия по отношению  к  нам  -  это
просто реакция на то, что мы угрожали вашей стабильности. Но  в  этом  нет
никакого смысла. Мы могли бы достичь компромисса, если единственное,  чего
вы хотите - это чтобы вас оставили в покое. Вы же пытаетесь выдворить  нас
из космоса.
     - Мы должны это сделать. Здравый смысл, благоразумие,  логика  -  что
это, по-вашему такое, если не орудия единого наиболее древнего  инстинкта?
Если расы, менее могущественные, чем наша, изменяются, то это  значит  для

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.