Случайный афоризм
Односторонность в писателе доказывает односторонность ума, хотя, может быть, и глубокомысленного. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

человек не в состоянии постичь или проконтролировать ее, не говоря  уже  о
правительстве. За доказательствами не надо  далеко  ходить.  Нам  пришлось
пойти на обман, пришлось терзать и запугивать Федерацию,  чтобы  заставить
ее сделать то, что - мы  ясно  видели  это  собственными  глазами  -  было
необходимо сделать. Потому что она этой  необходимости  не  видела.  Не  в
состоянии была увидеть. Если человек собирается освоить всю галактику, ему
необходима свобода и выбор своих собственных путей  -  тех,  которые,  как
подсказывает   ему   его   прямой   опыт,   наиболее   соответствуют   его
обстоятельствам.  И  разве  раса  при  этом  не  осознает   всего   своего
потенциала? И разве есть иной путь, кроме как пробовать все и повсюду?
     Хейм хлопнул Петерса по спине.
     - Я знаю. Ты опасаешься, что в будущем могут  возникнуть  межзвездные
войны, если планеты станут суверенными. Не беспокойся. Это же  абсурд.  За
что будут  бороться  цельные,  не  зависимые  в  экономическом  отношении,
изолированные миры?
     - Одна межзвездная война только что закончилась, - напомнил Петерс.
     - Угу. Что или кто ее вызвал? Некто, не  желавший  человеческой  расе
развиваться так, как ей хочется. Моше, вместо того, чтобы ставить  себя  в
точку замерзания, вместо того, чтобы превращаться в какое-то ничтожество и
мелюзгу только из-за  страха  утратить  контроль  давай  изберем  тактику,
которая приведет к совершенно противоположным результатам. Давай  выясним,
сколько видов  общества  -  человеческих  и  нечеловеческих  -  смогли  бы
обойтись без нацеленного на них полицейского  ружья.  Мне  кажется,  здесь
вряд ли может быть какой-то предел.
     - Ну... - Петерс покачал головой. - Может быть.  Я  надеюсь,  что  ты
прав. Потому что связал нас по рукам и ногам, чтоб тебе пусто было.
     Адмирал говорил без всякой злобы. Помолчав минуту, он добавил:
     -  Должен  признаться,  у  меня  немного  отлегло  от  сердца,  когда
Президент де Виньи принес официальное извинение за  то,  что  наш  корабль
держали на приличной дистанции.
     - Я ведь тоже извинился - от себя  лично,  -  низким  голосом  сказал
Хейм.
     - Хорошо! - Петерс протянул руку и коротко рассмеялся.  -  Принято  и
забыто, проклятый ты старый скандинав.
     Хейм тоже облегченно улыбнулся.
     - Отлично! - воскликнул он. - Пошли в дом и  займемся  подготовкой  к
пьянке. Боже, сколько нас ждет всевозможных историй и анекдотов!
     Они вошли в гостиную и сели. Появилась служанка, сделала  реверанс  и
встала, ожидая.
     - Чем тебя угощать? - спросил Хейм.  -  Кое-какие  деликатесы  у  нас
здесь пока еще в дефиците и, разумеется, не  хватает  автоматов,  так  что
приходится держать большой штат прислуги. Но что касается винных  запасов,
то в это французам, как всегда, нет равных.
     - Пожалуй, я бы выпил бренди с содой, - сказал Петерс.
     - Я тоже. Здесь, на Новой Европе, мы и впрямь отвыкли от виски.  Э...
с Земли скоро прибудут караваны с грузами?
     Петерс кивнул.
     - Некоторые уже в пути. Парламент будет вне себя, когда  я  доложу  о
сделанном вами, и неизбежно возникнут разговоры об  эмбарго,  но  ты  ведь
знаешь - это ни к чему не приведет. Если мы  не  станем  начинать  военных
действий,  чтобы  удержать  вас  против  вашей  воли,  будет  бессмысленно
враждовать с вами путем мелких досаждений.
     - Что еще раз  подтверждает  сказанное  мной.  -  Хейм  по-французски
произнес для служанки распоряжения относительно напитков.
     - Пожалуйста, только не надо больше разговаривать на эту тему. Я ведь
уже сказал, что принимаю это как свершившийся факт.  -  Петерс  наклонился
вперед. - Но могу я задать тебе один вопрос, Гуннар?  Я  понимаю  причины,
заставившие Новую Европу сделать то, что она сделала. Но  ты  лично...  Ты
мог бы вернуться домой, стать всемирно известным героем и миллиардером  со
своими   трофейными   богатствами.   Вместо   этого   ты   принял  здешнее

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.