Случайный афоризм
Дураки и безумцы - вот два разряда поклонников, которых писатель имеет при жизни. Э. и Ж.Гонкур
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

он их сжал, сидя в ожидании приговора Кокелина.
     Тот пожал плечами.
     - Вероятно, ничего, - сказал он скучным голосом. - Они явно настроены
купить то, что у них называется миром.
     - О, да, вы ведь, должно быть, в курсе. Так что я могу  сказать  вам,
что тоже знаю их план.
     - Отдать алеронам Новую Европу? Хорошо, мы  можем  говорить  открыто.
Естественно, для меня - это  вопрос  чести,  -  не  разглашать  обсуждение
вопроса и решения до тех пор, пока мои коллеги  по  комитету  не  будут  в
полном единодушии относительно этого вопроса, и если бы я  нарушил  данную
мною клятву, это было бы с моей стороны весьма легкомысленным поступком  с
гибельными  политическими  последствиями,   поэтому   я   бесконечно   раз
заполучить в качестве собеседника по данному вопросу человека со  стороны,
- Кокелин провел рукой по глазам. - Но мы не так уж  много  можем  сказать
друг другу, нет?
     - Ну почему же! - воскликнул Хейм. - Во время очередного официального
заседания вы можете представить эти материалы Парламенту вместе с научными
подтверждениями их  подлинности.  Вы  можете  спросить  их,  можно  ли  им
рассчитывать на избрание после продажи стольких человеческих существ.
     - Да, да, - Кокелин смотрел  на  свою  трубку,  в  которой  огонь  то
разгорался, то угасал, то разгорался, то угасал. - Кое-кто скажет,  что  я
лгу. Что мои доказательства подделаны, а мои ученые подкуплены.  остальные
скажут: "Увы, это ужасно, но - полмиллиона людей?  Ведь  несколько  ракет,
если бы они ударили по наиболее густонаселенным центральным частям  Земли,
могли бы уничтожить в двадцать раз, в сотню раз больше; к тому  же  мы  не
имеем права на территорию Феникса;  и  ничего  не  останется  делать,  как
только подружиться с алеронами, иначе нам придется ожидать войны,  которая
продлится десятилетия; так что мы  можем  лишь  сожалеть  о  наших  людях,
оставшихся там, но помочь им мы не в силах".  -  Он  криво  усмехнулся.  -
Полагаю, в их честь воздвигнут монумент. Принесенные в жертву миру.
     - Но это же нелепо! Земля не может быть  атакована.  А  если  даже  и
может, значит, то же  самое  относится  и  к  Алерону,  и  они  не  станут
провоцировать  это  нападение  зная,  что  мы  вдвое  сильнее   их.   Одна
единственная флотилия, хоть сейчас выживет их из системы Авроры.
     -  Половина  Военного  флота  была  отозвана  для  защиты  внутренних
территорий. Другая половина рассредоточена вдоль спорной  полосы  и  ведет
наблюдение за флотом алеронов, который тоже курсирует в этом районе.  Даже
некоторые из адмиралов, с  которыми  я  советовался,  не  желают  выделять
флотилию для Авроры. Поскольку вам, должно быть, известно,  месье,  каждой
из сторон совсем не обязательно иметь большое количество  кораблей,  когда
одно-единственное   судно   с   ядерным   вооружением    обладает    такой
разрушительной способностью.
     - Стало быть, мы сидим сложа руки? - проскрипел Хейм. - Да  в  данный
момент  даже  один  корабль  мог  бы...  мог  бы  нанести  серьезный  урон
противнику. Пока что у них наверняка нет больших сил в районе  Авроры.  Но
дайте им год или два - и они сделают Новую Европу такой  же  неприступной,
какой является Земля.
     - Я знаю, - Кокелин обернулся вокруг  на  своем  вращающемся  кресле,
положил руки на стол и втянул голову в плечи.  -  Я  буду  спорить.  Но...
сегодня я чувствую себя стариком, мистер Хейм.
     - Бог мой, сэр! Если Федерация ни в какую не желает  действовать,  то
как насчет самой Франции?
     - Невозможно. Согласно Конституции, мы в качестве отдельной страны не
вправе даже вести переговоры с какой-либо внеземной цивилизацией.  Нам  не
разрешается иметь никакой вооруженной силы, никакой военной машины,  кроме
той, что не превышает уровня полиции. Это находится в  компетенции  только
Властей Мирового Контроля.
     - Да, да, да...
     - Фактически... - Кокелин взглянул на Хейма. На  одной  щеке  у  него
дергался мускул. - Теперь, когда я думаю о том, что вы  мне  принесли,  об

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.