Случайный афоризм
Величайшее сокровище - хорошая библиотека. (Виссарион Григорьевич Белинский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

росту. Черты его лица были грубоваты  и  просты.  В  красновато-каштановых
волосах, несмотря  на  сравнительно  молодой  возраст,  45  лет,  блестела
седина, бровь пересекал зигзагообразный застарелый шрам. Но  одет  он  был
весьма прилично - в плащ с высоким воротником и брюки, по  последней  моде
заправленные в мягкие полуботинки. Капюшон его плаща  был  откинут  назад.
Он, по всей видимости, не имел оружия при себе.
     - Что ж, - певец  нервно  передернул  плечами.  -  Здесь  не  частная
территория. - По-английски он говорил быстро, но с большим  акцентом,  чем
по-французски.
     Хейм вытащил из кармана плоскую бутылку с виски.
     - Не желаете ли со мной выпить сэр?
     Менестрель  схватил  бутылку.  Смакуя  каждый  глоток,  он   произнес
сначала: "Ах", потом: -  Простите  мне  мои  дурные  манеры,  мне  страшно
хотелось выпить. - Он поднял бутылку. - Прозит, - снова отпил и вернул  ее
Хейму.
     - Прозит, - Хейм сделал большой  глоток  и  сел  на  камень  причала,
прислонившись к палу. Все выпитое сейчас и ранее бурлило в  нем  вместе  с
нарастающим  возбуждением.  Это  была  попытка   сохранить   расслабленное
состояние.
     Менестрель слез с пала и сел рядом с Хеймом.
     - Так значит, вы не  американец?  -  спросил  он.  Голос  его  слегка
дрожал: он явно старался изобразить  спокойствие  и  безучастность,  в  то
время как на его лице с высокими скулами стыли слезы.
     - Вообще-то по натуре я американец, - ответил Хейм.  -  Мои  родители
были норвежцами. Но я родился на Гее, Тау Цети 2.
     - Что?
     Лицо  менестреля,  как  и  надеялся  Хейм  приняло  выражение  крайне
заинтересованного человека. Он насторожился, выпрямился.
     - Вы астронавт?
     - Служил в военном флоте, лет пятнадцать  назад.  Мое  имя  -  Гуннар
Хейм.
     - А я... Андре Вадаж. - Тонкие пальцы исчезли в рукопожатии Хейма.  -
Венгр, но последние десять лет я провел вне Земли.
     - Да, я знаю, - мягко сказал Хейм. - Недавно я видел вас в  программе
новостей.
     Вадаж скривил губы и сплюнул в воду.
     - В интервью вы успели рассказать не слишком много, - закинул  удочку
Хейм.
     - Да. Уж они-то постарались вовремя  заткнуть  мне  глотку.  -  Вадаж
расплылся в слащавой улыбке, изображая "их".
     - Итак, вы музыкант, мистер Вадаж. С помощью любых подвернувшихся под
руку способов  вы  прокладываете  себе  путь  от  звезды  к  звезде,  неся
колонистам и нелюдям песни Матери Земли. Это ведь так интересно, не правда
ли?
     Струны гитары жалобно вскинулись под гневным ударом.
     - А вы хотели рассказать о новой Европе, но они упорно отвлекали  вас
от этой темы. Интересно знать, почему?
     - Они получили приказ. От ваших драгоценных американских властей, под
давлением нашей великой  бравой  Всемирной  Федерации.  Было  уже  слишком
поздно отменить мое выступление, поскольку  оно  было  объявлено,  но  они
решили заткнуть мне глотку, - Вадаж расхохотался, закинув голову. Его смех
напоминал лай койота в лунную ночь. - Что я параноик? И  кажется  ли  мне,
что меня преследуют? Да, я! Но что, если заговор против меня и самом  деле
существует? Тогда имеет ли значение, в своем ли я уже или нет?
     - М-м-м. - Хейм потер подбородок,  подавив  в  себе  эмоции,  готовые
вырваться наружу. Он не относился к числу импульсивных людей. - С чего  вы
это взяли?
     - Куинн сам признал это, когда я после упрекнул его. Он  сказал,  что
студия может лишиться своей лицензии, если э...  прибегнет  к  голословным
заявлениям, которые могут смутить Федерацию в это трудное время. Не скажу,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.