Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Я так одинока! - выкрикнула она, и за тем послышался плач.
     На этом запись кончалась. Вадаж указал Хейму на записку, которая тоже
находилась в посылке. Текст в ней был  отпечатан,  и  Хейм,  прищурившись,
прочел:

     "Мистер Хейм.
     Вот уже несколько недель, как вы представили свое  имя  и  влияние  в
помощь милитаристам. Вами фактически оплачены все объявления,  содержавшие
лживое и провокационное утверждение того, что большинство населения  Новой
Европы будто бы осталось в живых. Теперь мы получили информацию о том, что
вы замышляете более радикальные меры с целью подорвать мирные переговоры.
     Если это правда,  человечество  не  может  этого  допустить.  Во  имя
гуманизма мы не имеем права этого допустить. Во имя гуманизма мы не  имеем
права даже оставлять шанс на то, что это может стать правдой.
     Ваша  дочь  будет  содержаться  в  качестве  заложницы  ради   вашего
примерного поведения до  тех  пор,  пока  договор  с  алеронами  не  будет
заключен, а также, если мы сочтем это необходимым, и в течение  некоторого
последующего времени. Если в этот период вы публично  признаетесь  во  лжи
относительно Новой Европы и не станете больше ничего  предпринимать,  дочь
вернется к вам.
     Излишне предупреждать вас о том, что полиция ничего  не  знает  и  не
должна знать о данном послании. Движение за мир повсюду  имеет  так  много
преданных сторонников, что если вы все же обратитесь в  полицию,  нам  это
станет известно. В этом случае мы будем вынуждены наказать вас посредством
вашей дочери. С другой стороны, если вы будете вести себя должным образом,
то и впредь станете иногда получать от нее известия.
     Искренне ваши - сторонники мира и здравомыслия".
     Хейм прочел письмо три или четыре раза,  прежде  чем  его  содержание
дошло до его сознания. За суматохой последних дней он почти забыл об  этом
досадном происшествии и вообще не придавал ему большого значения, полагая,
что похищение было совершено с целью вымогательства денег. Однако,  теперь
дело принимало совсем иной оборот.
     - Манера речи, типичная для Сан-Франциско, - сказал Вадаж. Он скомкал
пластиковую обертку и швырнул ее об стену. - Хотя это ничего не значит.
     - Боже милостивый, - Хейм, спотыкаясь, подошел  к  креслу,  рухнул  в
него и уставился в одну точку  ничего  не  выражавшим  собой  взглядом.  -
Почему они не вышли прямо на меня?
     - Именно так они и сделали, - возразил Вадаж.
     - На меня лично!
     - Вы были бы слишком рискованной мишенью для  насилия.  С  молодой  и
доверчивой девушкой все гораздо проще.
     - У Хейма было такое чувство, что он  сейчас  заплачет  от  досады  и
бессилия. Но глаза его по-прежнему были сухими и горячими, словно угли.
     - Что же делать? - прошептал он.
     - Не знаю, - каким-то механическим голосом ответил Вадаж. Очень много
зависит от того, кто они. Очевидно, это не официальные лица. Правительству
достаточно просто арестовать вас по какому-нибудь поводу.
     - Значит, военные. Джонас Ио, - Хейм встал и направился к выходу.
     - Куда вы? - Вадаж схватил его за руку. Однако, это было  все  равно,
что пытаться остановить лавину.
     - Возьму оружие, - сказал Хейм. - и в Чикаго.
     - Нет. Постойте. Да стой же,  дурак  чертов!  Что  вы  можете  сейчас
сделать, кроме как спровоцировать убийство Лизы?
     Хейм качнулся и остановился.
     - Возможно, Ио знает об этом, а может, и нет, - сказал Вадаж.  -  Нет
никаких сомнений в том, что конкретной информацией о ваших планах никто не
располагает, иначе они просто подключили бы к этому Мирный Контроль.  Быть
может, похитители не имеют абсолютно ничего  общего  с  военными.  Страсти
постоянно накаляются. И этот тип людей, должно  быть  ощущает  потребность
непременно изобразить из  себя  героев  драмы,  нападать  на  прохожих  на

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.