Случайный афоризм
Писатель, конечно, должен зарабатывать, чтобы иметь возможность существовать и писать, но он ни в коем случае не должен существовать и писать для того, чтобы зарабатывать. Карл Маркс
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

улицах, устраивать похищения, ублажать свои маленькие грязные "я" - да, на
Земле таких много даже в высших  классах,  и  все  они  сходят  с  ума  от
собственной никчемности. Им все  равно,  какой  лозунг  избрать.  "Мир"  -
просто наиболее престижный.
     Хейм вернулся, взял бутылку, трясущимися руками налил себе в бокал.
     - Они хотят убрать меня с дороги, - повторил он про себя. - Убрать  с
дороги. Убрать с дороги, - повторял он про себя. - Хоть убей, но я не вижу
никакого выхода! - воскликнул он.
     - Как?
     - Лиза в руках фанатиков. Чтобы ни случилось, они не перестанут  меня
ненавидеть. И они все время будут опасаться, что  она  сможет  их  узнать.
Андре, помоги мне!
     - У нас еще есть время, - огрызнулся Вадаж. - И лучше провести его  с
пользой, чем закаты истерики.
     Хейм поставил бокал и постарался собраться с мыслями.
     - Прежде мне приходилось нести  ответственность  за  жизнь  людей,  -
подумал он, и в нем разом проснулись старые  рефлексы  командира.  -  Надо
сконструировать смелую теоретическую матрицу и выбрать курс с минимальными
негативными затратами.
     Его мозг заработал, словно компьютер.
     - Спасибо, Андре, - сказал он.
     - Может быть, насчет своих людей в полиции - это с их стороны  просто
блеф? - осведомился Вадаж.
     - Не знаю, но лучше не рисковать.
     - Тогда... мы  откладываем  экспедицию,  отказываемся  от  того,  что
говорили о Новой Европе, и ждем?
     - Возможно, это единственное, что нам  остается,  -  голова  у  Хейма
гудела. - Хотя я считаю, что это будет неверный шаг, даже если мы  сделаем
его ради спасения Лизы.
     - Что же остается? Нанести ответный удар?  Каким  образом?  А  может,
частные детективы смогли бы отыскать...
     - а где искать? По всей планете? О, можно, конечно попробовать, но...
Нет, пока у меня не возникла эта идея с капером, я словно  бы  сражался  с
туманом, и вот теперь я снова в тумане, и должен снова из него  выбраться.
Нужно что-то определенное - такое, о чем они не догадаются, пока не  будет
слишком поздно. Ты был прав нет  смысла  угрожать  Ио,  и  даже,  как  мне
кажется, обращаться к нему с просьбой. Единственное, что  имеет  для  него
значение  -  это  выбранный  ими  курс.  Если  мы  тоже  могли  бы   этого
придерживаться...
     Хейм вдруг взревел так, что задрожали стены, а Вадаж едва не был сбит
с ног, когда эта огромная туша пронеслась мимо него к телефону.
     - Вот дьявол, да в чем дело, Гуннар?
     Хейм отпер один ящик письменного стола и вытащил оттуда  свой  личный
телефонный  справочник.  Теперь  в  нем  среди  прочих   номеров   был   и
закодированный номер неофициального телефона Мишеля Кокелина. Ф (и о?  /о)
И 0930 Калифорнии - было сколько? 1730 - в Париже. Его  пальцы  нажали  на
кнопки.
     На экране появился конфиденциальный секретарь.
     - Бюро де... о, мистер Хейм!
     - Прошу вас,  соедините  меня,  пожалуйста,  с  министром,  -  сказал
по-французски Хейм.
     Несмотря на  обстоятельства,  Вадаж  поморщился,  услышав  варварское
произношение своего патрона, которое, по мнению  последнего,  было  весьма
сносным.
     Секретарь взглянул на его выражение лица, подавил вздох  и  нажал  на
кнопку. Его изображение тотчас сменили устарелые черты Кокелина.
     - Гуннар! Что такое? Новости о вашей дочери.
     Хейм рассказал ему об всем, лицо Кокелина стало пепельно-серым.
     - О, нет, - сказал он. - Это конец всему.
     - Угу, - отозвался Хейм. - Лично я вижу лишь один реальный выход. Моя

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.