Случайный афоризм
Настоящие писатели - совесть человечества. Людвиг Андреас Фейербах
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

команда теперь уже набрана, ребята все что надо - хоть  в  огонь,  хоть  в
воду. А вам известно место пребывания Синби?
     - Вы что - с ума сошли? - запинаясь, проговорил Кокелин.
     -  Давайте  мне  все  детали:  точное  место,  как  туда   добраться,
размещение охраны и сигнализации,  -  потребовал  Хейм.  -  Я  вытащу  его
оттуда. Если ничего не получится, я не стану впутывать в это дело  вас.  С
спасу Лизу, или попытаюсь спасти ее, представив похитителям право  выбора:
либо я дискредитирую их и их движение, вылив на них всю грязь, в которой у
меня не будет  недостатка,  либо  я  получаю  Лизу  назад,  объявляю  себя
публично  лжецом,  и,  дабы  доказать   свое   раскаяние,   кончаю   жизнь
самоубийством. Мы сможем устроить все так, что у них не будет  сомнений  в
решительности моих намерений.
     - Я не могу... я...
     - Для тебя это трудно, Мишель, я знаю, - сказал Хейм. -  Но  если  ты
мне не поможешь, что ж, тогда я связан по  рукам  и  ногам,  мне  придется
делать так, как они хотят. И полмиллиона людей на Новой Европе погибнут.
     Кокелин облизнул губы, выпрямился и спросил:
     - Ну, предположим, я тебе скажу, Гуннар. И что дальше?



                                    8

     - Космическая яхта "Махаон", ГБ-327-РП, вызывает  Джорджтаун,  Остров
Вознесения. Мы терпим бедствие. Джорджтаун, вы  нас  слышите.  Отзовитесь,
Джорджтаун.
     Свист рассекаемого воздуха перешел в рев.  Сквозь  передний  защитный
экран мощной волной хлынул жар. Иллюминаторы на  мостике,  казалось,  были
охвачены пламенем, а экран радара словно взбесился. Хейм покрепче  затянул
привязанные ремни и сосредоточил все свое внимание на вырвавшемся  из  рук
реле управления.
     - "Махаон", я Гаррисон, - голос, говоривший  по-английски,  был  едва
слышен: волны мазера с трудом пробивались  сквозь  ионизированный  воздух,
окутавший этот стальной метеорит. - Мы держим вас под контролем. Прием.
     - Будьте готовы к аварийной посадке,  -  сказал  Девид  Пенойер.  Его
соломенные волосы слиплись в мокрые от пота пряди.
     - Прием.
     - Здесь садиться нельзя. Остров временно закрыт для посещения. Прием.
     Каждое  слово,  казалось,  было  окружено   облаком   статистического
электричества.
     На корме запели двигатели. Силовые поля начали свою  дикую  пляску  в
четырех измерениях сквозь гравитроны.  Внутренние  компенсаторы  сохраняли
стабильность, и то чудовищное торможение, которое заставило стонать корпус
корабля, внутри почти не ощущалось. Но яхта быстро теряла  скорость,  пока
наконец, термальный эффект не пошел на убыль.
     За  стеклами  иллюминаторов   видение   пылающего   горна   сменилось
гигантской дугой Южного Атлантического побережья. Над Атлантикой,  над  ее
сверкающей поверхностью были густо разбросаны облака. Линия горизонта была
темно-голубой и постепенно переходила в черноту космоса.
     - Какого еще черта нельзя? - заорал Пенойер. - Прием.
     - А что у вас случилось?
     На этот раз слышалось гораздо лучше.
     - Когда мы вышли на суборбитальную скорость, что-то засвистело. У нас
в хвосте дыра, и  мы  потеряли  управление.  Пока  еще  удается  сохранять
частичный контроль над главным двигателем. Я думаю,  мы  сможем  сесть  на
Вознесении, но где именно - сказать трудно. Прием.
     - Садитесь на воду, мы вышлем лодку.
     - Ты что, старик - не слышал, что я сказал? У нас пробит  корпус.  Мы
бы камнем пошли на дно. Может, скафандры и спасательные жилеты выручили бы
нас, а может, и нет. Но в любом случае потеря яхты  стоимостью  в  миллион

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.