Случайный афоризм
Высшее торжество для писателя заключается в том, чтобы заставить мыслить тех, кто способен мыслить. Эжен Делакруа
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

что я был  слишком  удивлен.  Прибыв  на  Землю,  я  беседовал  с  разными
официальными лицами, как гражданскими,  так  и  военными.  Самыми  добрыми
словами, которые я услышал от них, были слова о том, что я,  должно  быть,
ошибаюсь. И при этом они понимали правоту моих доказательств. Они знали.
     - А вы не пробовали обратиться к Французам? Как мне кажется, они  бы,
пожалуй скорее предприняли что-либо.
     - Да. В Париже я не прошел дальше помощника заместителя министра. Мой
рассказ так напугал его, что он ни в  какую  не  хотел  допустить  меня  к
кому-нибудь повыше, кто мог бы поверить. Я отправился в Будапешт, где меня
приняли родственники. Мой отец  устроил  мне  встречу  с  самим  министром
иностранных дел* Тот был,  по  крайней  мере,  честен  со  мной.  Венгрия,
которая в любом случае не могла бы пойти против целой Федерации,  не  было
дела до Новой Европы. Выйдя из его кабинета, я несколько часов  бродил  по
улицам. Наконец, когда уже стемнело, я  сел  возле  Памятника  Свободе.  Я
смотрел на фигуры мучеников, умиравших у его ног, и понимал, почему  никто
не станет меня слушать. И поэтому напился, как свинья. -  Вадаж  потянулся
за бутылкой. - С тех пор я почти всегда пьян.
     - Теперь мы его спросим! - словно молния, мелькнуло в  голове  Хейма.
Он более не мог управлять своим голосом, и прежнего спокойствия в нем  как
не бывало. Но Вадаж не замечал этого.
     - Насколько я понял, по тем крохам которые все же прошли сквозь  сито
этой официальной цензуры - вы хотели рассказать о том, что люди  на  Новой
Европе еще живы. Так?
     - Совершенно верно, сэр. Они бежали в горы, все до одного.
     - Оут Гаранс, - кивнул Хейм. Все, что ему оставалось  делать  -  лишь
кивнуть. - Для партизанской войны лучше  места  не  найти.  Куча  укрытий,
большинство из которых не отмечены на картах, и  жить  непосредственно  на
земле не обязательно.
     - Вы там были! - Вадаж опустил бутылку и уставился на Хейма.
     - Весьма часто, когда служил во флоте. Это было излюбленное место для
капремонта и космических отпусков. Я сам провел  на  Новой  Европе  четыре
месяца подряд, залечивая вот это - Хейм прикоснулся к шраму на лбу.
     Вадаж пристально всмотрелся в лицо Хейма, освещенное пятнистым лунным
светом.
     - Работа Алеронов?
     - Нет. Это было более двадцати лет  назад.  Я  заработал  этот  шрам,
когда мы занимались ликвидацией Индо-Германского конфликта  на  Лилит.  Вы
его, вероятно не помните, поскольку еще слишком молоды. Стычки с Алеронами
начались позднее.
     В голосе Хейма слышались растерянность. В данный момент возбуждение и
гнев в нем переселились в воспоминания...
     Красные крыши и крутые узкие улочки Бон Шанс, скользящие  вдоль  реки
Карсак к Байи де Пешур, простирающей свой пурпур и золото до  самого  края
света.   Праздные   дни,   проводимые   за   перно   в    уличном    кафе,
красновато-коричневое солнце, которое хочется пить и  пить  подобно  тому,
как кот лакает молоко. И когда дело пошло на поправку - охотничьи  вылазки
в горы вместе с Джеквесом Буссардом и Тото  Астьером...  Отличные  ребята,
открытые души и честные сердца, немножко сумасшедшие, как и положено  быть
молодым людям. Мэдилон...
     Хейм встряхнулся и резко спросил:
     - Вам известно, кто был или является ответственным лицом?
     - Полковник де Виньи из планетарной полиции. После  того,  как  мэрия
подверглась  бомбежке,  он  взял  на  себя  командование   и   организовал
эвакуацию.
     - Уж не старик ли это Роберт де Виньи? Бог мой! Я его знал. -  Пальцы
Хейма сжали бетон пала. - Да, раз так,  стало  быть,  война  действительно
продолжается.
     - Она не  может  продолжаться  бесконечно,  -  пробормотал  Вадаж.  -
Алеронам торопиться  некуда,  и  в  конце  концов  они  выследят  всех  по
одиночке.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.