Случайный афоризм
Признак строгого и сжатого стиля состоит в том, чтовы не можете выбросить ничего из произведения без вреда для него. Бенджамин Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

облака.
     Вингейт достал сигару и закурил. Его лицо - лицо щелкунчика - смялось
в гримасу недовольства. Наконец он пролаял:
     - Не  люблю  я  все  эти  проводы,  ожидания,  когда  настанет  время
расставаться и когда сидишь и не можешь придумать, что бы  такое  сказать.
Давайте лучше посмотрим репортаж из дворца Парламента.
     - Не стоит, - ответил Хейм. - Они предполагают провести целую  неделю
в предварительных дискуссиях, прежде чем  пригласить  делегацию  алеронов.
Каждому грошовому политику непременно хочется быть  прослушанным  хотя  бы
раз.
     Но согласно вчерашним  новостям,  Франции  по  алфавитной  жеребьевке
достался номер где-то в самом начале. С минуты на  минуту  может  начаться
выступление Кокелина.
     - Он... о, ну ладно, - Хейм включил видео.
     В Мехико-Сити времени было не намного больше, но  по  залу  Капитолия
это было не заметно. Камера показала большие трибуны - лица, лица и  лица,
белые, желтые, коричневые, черные, чьи глаза были устремлены на подиум,  с
которого только что  сошел  оратор,  представлявший  Финляндию.  Президент
Фазиль стукнул молотком; в затаенной тишине  этот  звук  походил  на  звук
заколачивания в гроб гвоздя. Вингейт, слабо знакомый с испанским, повернул
шкалу транслятора до отметки "английский".
     - ...уважаемый оратор от лица Франции господин Мишель Кокелин.
     Хейм  включил  автопилот  и  откинулся  назад,  чтобы  удобнее   было
смотреть.  Квадратная   фигура   с   нарочитой   медлительностью,   словно
насмехаясь, начала продвигаться между рядами.
     Камера показала крупным планом  лицо  Кокелина  -  очень  старое,  но
достойное быть отлитым в бронзе.
     - Мистер Президент, высокочтимые делегаты, леди и джентльмены.  Я  не
стану надолго  задерживать  ваше  внимание.  Миру  известно  об  отношении
Франции к вопросу о Новой Европе. Моя страна  хочет,  чтобы  ее  положение
стало ясным до конца, прежде чем будут начаты дискуссии по данному поводу.
Поскольку  для  этого  необходимо   широкое   обсуждение,   я   рекомендую
повременить с оглашением моего заявления, пока достопочтенные делегаты  не
огласят свои.
     - Вот видите? - сказал Хейм. - Он  должен  выиграть  для  нас  время,
чтобы мы внесли ясность в этот вопрос. Франции просто не повезло,  что  ее
очередь выступать выпала так рано. Но Кокелин все уладит.
     - И все-таки, пап, что он собирается сказать? - спросила Лиза.  -  Не
может быть, чтобы он позволил обвинить вас в разбое.
     Хейм ухмыльнулся.
     - Поживем - увидим.
     -  Мистер  Президент!  Пункт  порядка   -   Камера   развернулась   и
остановилась, нацелив свой объектив на Гарольда Тваймена. Тот  вскочил  на
ноги и, казалось, был очень обозлен. - В таком важном  деле  уклонение  от
прав первенства должно быть одобрено голосованием.
     Кокелин поднял брови.
     - Я не понимаю, почему должны быть какие-то возражение  против  того,
чтобы Франция уступила право первенства, - сказал он.
     - Мистер Президент, уважаемые  члены  этого  собрания,  -  с  напором
заговорил Тваймен. - Высокочтимый оратор от лица Франции предупредил  нас,
что  намерен  сделать  сюрприз.  Однако,  сейчас  время   для   серьезного
обсуждения, а не для дискуссионных трюков. Если мы  окажемся  втянутыми  в
дебаты,  вызванные  неожиданным  заявлением,   наша   встреча   уважаемыми
делегатами Алерона может вполне быть отложена  еще  на  неделю.  Итак  уже
промедление было слишком долгим. Я настаиваю, чтобы собрание проголосовало
за то, чтобы либо разрешить, либо не разрешить господину  Кокелину  играть
нами.
     - Мистер Президент...
     Фазиль не дал  Кокелину  договорить.  Он  снова  стукнул  молотком  и
объявил:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.