Случайный афоризм
Моя родина там, где моя библиотека. (Эразм Роттердамский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Артист, я же говорил, - рассмеялся Вадаж.
     - Пора часов - это не так уж много, чтобы вывести корабль  на  нужную
дорогу, да еще с новым экипажем, не успевшим обвыкнуться, -  напомнил  ему
Хейм.
     В поле зрения появились очертания огромной торпеды, которая росла  на
глазах по мере того, как яхта приближалась к  ней,  и  наконец,  полностью
закрыла носовые иллюминаторы. Пока что корабль не  был  закамуфлирован,  и
яростное солнце ослепительно сверкало на его суровой  экипировке.  Системы
двигателей, кольца, орудийные башни,  открытые  крышки  люков  отбрасывали
длинные тени на металлические бока.
     -  Яхта  "Конни",  вызывает   крейсер   "Лис-2".   Мы   на   подходе.
Приготовьтесь. Отбой.
     Вингейт был против изменения названия корабля.
     - Я понимаю, что для тебя означала твоя команда, Гуннар, - сказал он.
- Но ты рискуешь навлечь на себя лишние неприятности, если  откажешься  от
названия, присвоенного кораблю Флотом.
     - Именно это и сделаю, - ответил Хейм. - Насколько я знаю, лисы  пока
еще относятся к общественной собственности. Кроме того, мне ужасно хочется
утереть кое-кому нос, показав, чем должен заниматься Военный Флот.  И  чем
он, фактически, хочет заниматься.
     Четвертый створ был открыт специально для него.  Хейм  поставил  туда
яхту  -  размером  она  была  как  раз  со  вспомогательный  корабль  -  и
нетерпеливо  дождался,  когда  воздушные  насосы  поднимут   давление.   В
коридорах позади  раздавался  суматошный  шум  и  металлический  лязг.  На
корабле  имелось  достаточно  опытных  людей,  на   которых   можно   было
положиться, но Гуннар ужасно  жалел,  что  у  него  не  было  времени  для
пробного рейса.
     На капитанском мостике его приветствовал Первый офицер Пенойер:
     - Добро пожаловать, сэр.
     До этого момента воспоминания  об  одиночестве,  на  которое  обречен
каждый капитан, еще не просыпались в душе Хейма.
     - Вот полное расписание нарядов. Работа идет полным ходом.  Расчетное
время ускорения - 23 часа по Гринвичу.
     От этой цифры надо отнять по меньшей мере час, - сказал Хейм.
     - Сэр?
     - Вы меня слышали, - Хейм  сел  и  бегло  просмотрел  руководство  по
управлению  кораблем.  -  Например  вот  здесь.  Бортинженеру   вовсе   не
обязательно еще раз проверять  компенсаторы  внутреннего  поля.  Если  они
окажутся в неисправности, наше ускорение не сможет превысить 1, 5.  Тогда,
перейдя в режим свободного полета, мы приведем их в порядок, хотя придется
немного поработать в невесомости. Да и то это все еще весьма  гипотетично.
С какой стати здесь должны быть какие-то неполадки? Бортинженер  у  нас  -
парень что надо. Пусть-ка лучше сразу  приступит  к  настройке  импульсных
систем. Чем точнее будет выполнена  эта  работа,  тем  быстрее  мы  сможем
развивать ускорение.
     - Да-да, сэр, - Пенойер с заметной неохотой включил интерком и вызвал
Утхг-а-К-Тхаква. Хейм продолжал листать руководства, выискивая, чтобы  еще
урезать.
     И в конце концов, как бы само по себе  дело  было  сделано  -  манера
действовать  вполне  типичная  для  человека.  В  21.  45  завыла  сирена,
раздались звуки команды, во фьюжн-генераторах вспыхнули атомы, и грависилы
ухватились  за  пространство.  Медленно,  плавно,  с  утробным  ворчанием,
которое не столько  действовало  на  слух,  сколько  ощущалось  внутренней
вибрацией в организмах людей. Лис-2 покинул орбиту Земли.
     Хейм стоял на мостике и смотрел, как удаляется его мир. Земля все еще
господствовала в небе, огромная и  бесконечно  прекрасная,  с  облаками  и
морями в сапфировой оправе атмосферы. По мере  того,  как  корабль  огибал
планету, его взору представали континенты во мраке ночи или в сиянии  дня:
Африка, колыбель человечества; Азия, где  человек  впервые  перестал  быть
просто дикарем; Европа, где  он  отбросил  думы  и  обратился  к  звездам,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.