Случайный афоризм
Поэты рождаются в провинции, а умирают в Париже. Французская пословица
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Австралия - обетованная земля, Антарктида  -  край  героев,  но  Хейм  был
счастлив, что довелось  ему  увидеть,  прежде  чем  корабль  устремился  к
звездам; последней Америку -  страну,  первой  издавшей  закон  о  свободе
человека.
     Сомнения и страхи, даже тоска по дому теперь исчезли.  Он  принял  на
себя ответственность - и радость бурлила внутри.
     Через некоторое время Пенойер доложил:
     -  Согласно   показаниям   приборов,   режим   работы   всех   систем
удовлетворительный.
     - Очень хорошо. так держать, - нажав кнопку  интеркома,  Хейм  вызвал
камбуз:
     - Андре? Не могли бы там некоторое время обойтись без тебя? А,  ну  и
прекрасно... О'кей, шагай на мостик. И захвати с собой  гитару.  Возможно,
она потребуется.
     В голосе венгра послышалась тревога:
     - Капитан вы слушали репортаж из зала Парламента?
     - Э... нет. Слишком был занят. Ах, черт! Там ведь уже  прошло  больше
часа с тех пор, как они все начали по-новой, так?
     - Да, мы поймали луч, передаваемый на Марс. Я смотрел репортаж и... в
общем, отсрочки Кокелину не дали. Он пытался тянуть  как  мог,  с  помощью
длинного вступления, но председатель предложил ему держаться ближе к делу.
Тогда он попробовал представить доказательства  касательно  Новой  Европы,
кто-то возразил, и они  решили  провести  голосование,  чтобы  определить,
уместно ли это в данный момент. Голосование еще  не  закончилось,  но  уже
ясно что большинство против.
     - Ого! - эта новость не испугала и не поколебала Хейма - ведь сегодня
он вновь принял командование кораблем, призванным защитить интересы  Земли
- но кровь в его жилах побежала быстрее, побуждая к немедленному действию.
     - Мистер Пенойер, - приказал  он.  -  Дайте  сигнал  к  максимальному
ускорению и направьте всех, кого только можно, к аварийным системам.
     Помощник удалился вытаращив глаза, однако немедленно и беспрекословно
повиновался.
     - Радисты, перекиньте сигнал этой  дискуссии  на  наш  стереовизор  -
продолжал Хейм. - Мистер Вадаж, пройдите,  пожалуйста,  на  мостик,  -  он
невесело усмехнулся. - Да, и захватите все же гитару.
     - Что случилось, сэр? - спросил наконец обеспокоенный Пенойер.
     - Скоро увидишь, - ответил Хейм. - Франция вот-вот швырнет  бомбу  во
всю эту машину. Мы планировали увести  Лиса  к  этому  времени  достаточно
далеко. Ну, а теперь нам будет нужна удача, как бывает нужен ум и красота.
     Экран вспыхнул, изобразил какое-то смутное движение, усилившийся  гул
двигателей почти совсем заглушил голос Кокелина.  Земля  все  уменьшалась,
теряясь среди звезд, и все ближе придвигался щербатый лик Луны.
     -  ...это  собрание  решило  не  уступать  моей  стране  ни   единого
сантиметра. Как хотите, леди и джентльмены. Я  собирался  преподнести  вам
это постепенно, поскольку удар в лучшем случае будет не из легких.  Теперь
вы будете вынуждены слушать меня независимо от того, готовы ли вы к этому,
или нет.
     Камера давала изображение таким крупным  планом,  что  лицо  Кокелина
заняло собой весь экран.
     - Паршивый трюк, - подумал Хейм. О, если только он  не  стал  жертвой
невольного самообмана, на этот раз  дешевый  прием  операторов  не  достиг
своей цели. вместо того, чтобы подчеркивать все  недостатки  -  бородавки,
прыщи, волосинки, морщины - экран показал гнев и несокрушимую силу. Словно
подтверждая,  что  Хейму  это  не  показалось,   в   следующее   мгновение
изображение   отодвинулось   назад,   представив    Кокелина    маленьким,
перебирающим на кафедре бумаги.
     - Мистер Президент, досточтимые делегаты...
     Звуковой перевод лишь от части передавал интонации голоса Кокелина  -
обычно мягкого, но теперь ставшего  похожим  на  сухую  и  невыразительную
декламацию прокурора, излагающего технические детали.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.