Случайный афоризм
Односторонность в писателе доказывает односторонность ума, хотя, может быть, и глубокомысленного. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                                    1

     Когда прибыл корабль с Земли, Гуннар Хейм торговался с  посыльным  из
ядерной кузнецы. Аэри Требогир, от имени которого говорил Ро, мог  продать
оружие; но при этом составил некоторые условия.
     Изобилующая свистящими и шипящими звуками речь инопланетянина звучала
в наушниках и тут же переводилась Грегориосом Куманодисом:
     - ...ракета развивает такую скорость, поскольку  пусковой  толчок  ей
дают гравитроны ее собственного корабля.
     Хейму хотелось изобразить колебание наподобие  того,  какое,  бывало,
проявляли раньше при покупке лошади, и задумчиво почесать  в  затылке  или
сделать что-то в этом роде. Но в данных обстоятельствах это  выглядело  бы
глупо. Проклятый скафандр! Как жаль, что его нельзя снять. Хейм  стоял  на
специальной платформе, поддерживавшей его вес в нормальном  состоянии;  но
даже его двухметровое тело, которому во время полета вернул  первоклассную
форму, ощущало тяжесть скафандра, который ему приходилось на себе таскать.
Сначала он  не  собирался  выходить  из  корабля,  рассчитывая  установить
наружную  стереосвязь  из  "Конни"   и   таким   образом   встретиться   с
представителями Строна, но Куманодис отговорил его от этого.
     - Они отнесутся к вам с большим уважением, если вы посетите их лично,
- сказал грек.  -  Это,  разумеется,  иррационально,  однако  они  придают
большое значение физической силе. А те, к кому они проникаются  уважением,
удостаиваются и лучшего обращения.
     - Итак, -  Хейм,  прищурившись,  взглянул  на  ослепительное  голубое
солнце, - я  вижу  некоторые  преимущества.  Однако,  будучи  ограничен  в
маневренности, я превращусь в подсадную утку.
     Куманодис  передал  его  возражение  на   языке,   преобладавшем   на
территории от Кимретских высот до  Железного  моря.  Ро  развел  руками  в
жесте, на удивление похожим на человеческий.
     - Утрата маневренности - это еще не  самое  страшное,  поскольку  для
стрельбы требуется лишь доля секунды. После этого корабль вновь  мгновенно
приобретает полную силу в маневре.  Для  верности  необходимо  осуществить
синхронизацию системы с двигательным комплектом,  но  сделать  необходимые
изменения на вашем корабле, я думаю, будет не так уж сложно.
     Хейм непроизвольно  посмотрел  на  небо,  где-то  за  этим  пурпурным
сводом, за этими голубовато-ледяными облаками вращался  на  орбите  вокруг
Строна "Лис-2", а грузовые ракеты совершали рейсы туда и обратно со  своим
смертоносным грузом, и люди вместе с инопланетянами  ползали  по  крейсеру
словно муравьи, вместе делая одно  дел:  подготавливая  корабль  к  войне.
Теперь уже осталось не очень много. И Хейм каждой своей клеточкой рвался в
небо. Ведь каждый новый день, проведенный им здесь, означал,  что  алероны
стали еще сильнее, а судьба людей на Новой Европе еще безнадежнее.
     И все же единственный капер, совершающий рейды в Фениксе, был  ужасно
одинок.  Поэтому   если   появлялась   любая   возможность,   даже   самая
микроскопическая, получить для него какие-то преимущества, его капитан  не
имел права упускать эту возможность. Такую, например,  как  утверждал  Ро,
можно изготовить в Аэри Требогир. Предложение было заманчивое...
     Четыре когтистых пальца, расположенных  по  всей  окружности  ладони,
снова пришли в движение.
     - Несколько дней. Точнее сказать нельзя,  поскольку  наши  технологии
недостаточно хорошо знакомы с судами вашего  класса.  Могу  ли  я  сделать
капитану  предложение,  чтобы  он  послал  своего  высокочтимого  главного
инженера для обсуждения некоторых деталей с нашими технологами?
     - М-мнм... - Хейм задумался. Его взгляд перешел  с  Ро  на  Гальвета,
который бесстрастно ждал, не коснется ли  разговор  Ложи.  Но  бласт-ружье
неподвижно  покоилось  в  руках  наблюдателя.  Если  на  лице  Гальвета  и
появилась какое-то выражение, то не иное, как  выражение  сонливости,  при
котором его желтые глаза то и  дело  устало  закрывались.  таким  образом,
человеку невозможно  было  понять  какие  мысли  бродят  в  узких  головах
стронов.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.