Случайный афоризм
Плохи, согласен, стихи, но кто их читать заставляет? Овидий
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Трудно даже  было  различать  отдельных  индивидуумов.  Отличительные
черты не бросались в глаза из-за своей абсолютной чужеродности.  Оба  -  и
Ро, и Гальвет - достигали в длину около трех  метров,  но  половину  этого
составлял толстый хвост, имевший на конце нечто вроде рулевой  стойки,  на
двойной  спирали  которой  покоилось  безногое  туловище.  Килевая   кость
выступала вперед, словно нос корабля. Лицо представляло собой острую морду
с клыками наподобие волчьих  и  маленькими  круглыми  ушами.  Оно  здорово
напоминало маску, и это впечатление создавалось не только темной  полосой,
проходящей через глаза, сколько  ноздрями,  спрятанными  под  подбородком.
Сероватая поросль - не шерсть и не перья, а нечто  среднее  между  ними  -
покрывала всю поверхность тела. Одежды никакой не было, кроме двух  поясов
с кармашками, идущих крест-накрест от плеч к талии. И на все это  ложилась
тень от двух гигантских, как у археоптерикса,  крыльев  -  семи  метров  в
размахе.
     Если  приглядеться  повнимательнее,  различия  можно  было  заметить.
Главным образом было то, что Гальвет отличался некоторой  худобой,  а  его
покров имел серебристый оттенок, что было равнозначно седине. А Ро все еще
был в полном расцвете сил, свойственном  молодости.  Кроме  того,  Гальвет
носил нечто вроде упряжки с золотым орнаментом, которая была отличительным
знаком  Ложи,  в  то  время  как  Ро  имел  черно-красную   татуировку   с
геометрическим рисунком - такую же, как и другие жители Требогира.
     Хейм повернулся к Куманодису:
     - Ну, а что ты думаешь? - спросил он.
     Тучный переводчик пожал плечами.
     - Я не специалист в этих вопросах.
     - Но, черт побери, ведь ты и Уонг провели  здесь  пару  месяцев.  Так
должны же вы были заметить, кто компетентен в таких  делах  и  кому  можно
верить, а кому нет.
     -  А,  вы  насчет  этого!  Разумеется.  Правитель  Требогира   -   не
какой-нибудь грабитель. У него доброе имя. И с ним можно иметь дело.
     - О'кей, - Хейм пришел к решению. - Тогда скажи этому посланнику, что
его предложение меня заинтересовало. Я вызову с  "Лиса"  бортинженера  при
первой   же   возможности   -   сейчас   он   занят,   поскольку    должен
проконтролировать работу подрядчиков из  Хест  Венилвейн,  устанавливающих
компьютеры по управлению режимом работы огневых установок  -  и  тогда  мы
приедем к ним в Аэри и на месте обсудим все дальнейшие детали.
     - Вы не должны быть столь прямолинейны, - сказал Куманодис.  -  Члены
Ложи есть Члены Ложи, но все они разные. Например, в Ложи Гнезда цветистые
фразы любят не меньше, чем в Японии или где-нибудь в арабских странах.
     с этими словами он повернулся к посланнику  и,  старательно  подбирая
слова, начал передавать сказанное Хеймом в своей интерпретации.
     Внезапно сквозь ветер, шуршавший красной листвой  низкорослого  леса,
окружавшего космопорт, сквозь шум прибоя в  километре  от  него,  пробился
жалобный вой. Он все нарастал, превратился в  громоподобный  рев,  тяжелый
воздух раскололся, и на бетонное поле и на здания из лавровых блоков упала
тень. Все подняли вверх головы.
     На поле опускался закругленный цилиндр. Бело-голубые отсветы  на  его
металлической поверхности были  такими  ослепительными,  и  он,  что  Хейм
отвернулся. Но он узнал  эту  конструкцию,  и  почувствовал  как  дрогнуло
сердце.
     - Звездолет! Земной конструкции... Что происходит.
     - Я... не... знаю.
     Лицо Куманодиса с большим носом приобрело багровый оттенок, так,  что
это было заметно даже сквозь темное стекло шлема.
     - Мне никто ничего не говорил. Гальвет! - он повернулся  к  строну  и
нервно выпалил свой вопрос.
     Член Ложи нехотя промямлил что-то в ответ
     - Он говорит, что не придавал этому  значения  и  не  знал,  что  это
интересует нас, - перевел Куманодис.
     - Проклятье, - чертыхнулся Хейм. - Но ведь он же знает об  алеронском

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.