Случайный афоризм
Нигде так сильно не ощущаешь тщетность людских надежд, как в публичной библиотеке. (Сэмюэл Джонсон)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - О... - улыбка Вадажа  была  обезоруживающей.  -  Не  стоит  слишком
пристально присматриваться  к  интимной  жизни  своего  ближнего.  Однако,
Гуннар, хотя ты был слишком занят, я чувствовал, что ты совершаешь ошибку,
не... как бы это сказать... в общем, не подготавливая себя  к  длительному
путешествию в исключительно мужском обществе.
     Хейм ухмыльнулся ему в ответ.
     - Мне  и  так  стоило  немалого  труда  сочинять  всякие  небылицы  в
оправдание твоих отлучек. Как я мог сказать, что ее герой занят  любовными
похождениями?
     - Тише! - Вадаж  стал  красным,  как  помидор,  и  принялся  радостно
дергать струны на гитаре.
     - Однако, в его словах, быть может, есть доля правды, - подумав решил
Хейм. - Я мог бы... Конни поняла бы меня. Так же, как  когда-то  поняла  в
отношении Джоселин. Одному богу известно, сколько с  тех  пор  могло  быть
других женщин... Может быть, я слишком много думал о  Мэдилон,  оставшейся
на Новой Европе. Проклятая глупость. О... не знаю, все перепуталось.
     Вот что он понял потом и вспомнил.
     Не совсем уверенно он нажал кнопку на ее двери. Она открыла когда еще
не стих звон колокольчика.
     - Гуннар, - сказала она и взяла обе его руки в свои. -  Я  так  рада,
что ты смог прийти.
     - С твоей стороны было очень мило меня пригласить, - сказал он.
     - Ерунда, когда два старых друга встречаются снова на  полпути  между
домом и Южным Крестом, что еще  они  могут  сделать,  кроме  как  устроить
небольшой при наедине? Ну, входи же...
     Дверь за ним  закрылась.  Он  огляделся.  Ее  каюта  была  большая  и
комфортабельная, и Джоселин еще  сумела  сделать  ее  уютной.  Хейм  узнал
некоторые вещицы из ее бывшего дома в Сан-Франциско - репродукции  Матисса
и  Хиросиги,  насколько  потрепанных  томиков  Катулла,   Иетса,   Тагора,
Пастернака и Мозуник-Лопенса, Флейту... Когда-то  ему  нравилось  слушать,
как она на ней играет. Были здесь и сувениры из системы Ипсилон-Инди -  не
столько с Урании, сколько с застывшего Нового Марса.  Затем  его  внимание
вновь переключилось на хозяйку, и он замер. На Джоселин было электрическое
голубое платье и ожерелье из массивного серебра, какие носят на Геане.  Ее
туалет был  одновременно  и  скромным,  и  ошеломляющим.  Или  так  просто
казалось, поскольку под ним легко угадывались знакомые линии.
     - Очнись парень, - внутренне сказал себе Хейм, а вслух произнес:
     - Ты не изменилась.
     - Лгунишка. Однако, благодарна. - Ее глаза задержались на  нем.  -  А
вот ты изменился. Усталый, сердитый человек.
     - Ну почему же, нет, сейчас я чувствую себя счастливее, чем... -  она
не дала ему договорить, отпустив его  руки  и  направившись  к  столу,  на
котором стояли бутылки и лед.
     - Давай чего-нибудь выпьем, - сказала она. - Насколько  я  помню,  ты
любишь шотландское виски. А вот еще Глинтвейн.
     - Как? Ведь ты всегда предпочитала легкие вина?
     - Видишь ли, Вик... ну, ты, конечно, понял  -  доктор  Брэгдон...  он
разделяет твои вкусы и любезно предоставил в наше распоряжение свой бар.
     Она начала разливать вино. Мгновение бульканье льющегося вина в бокал
было единственным звуком во всей вселенной.
     - Черт мня дери, какое право я имею ревновать? - подумал Хейм  и  тут
же нарушил молчание:
     - Я не совсем понял, что ты тут делаешь вместе с ним.
     - Официально я - секретарь при экспедиции. Определенные  навыки  этой
работы я получила еще до  замужества,  а  затем  постепенно  утратила  их,
вступив в движение за мир. Потом  они  мне  снова  пригодились  на  других
планетах, включая планеты, где для жизни требуется специальное снаряжение.
Мне приходилось довольно часто бывать на Новом Марсе - якобы для того, что
бы сопровождать геологоразведчиков с Эдгара, а  на  самом  деле  -  просто
чтобы куда-нибудь убраться... Но это неважно. Все это в прошлом.  Когда  я

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.