Случайный афоризм
Нигде так сильно не ощущаешь тщетность людских надежд, как в публичной библиотеке. (Сэмюэл Джонсон)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - А надо ли?
     Тревога в ее глазах отозвалась в нем болью. Он попытался рассмеяться.
     - Как, отменить путешествие и лишить Вика уникальных  материалов?  Он
бы нам этого никогда не простил.
     - Он был бы почти так же счастлив, как и я. Потому что гораздо важней
всего этого то, что ты... что ты вышел  наконец  из  своего  лунатического
состояния, Гуннар.
     - Дорогая моя, - ответил он. - Единственное, что портило  иногда  эти
прекрасные часы,  проведенные  вместе,  были  твои  периодические  попытки
незаметно заставить меня отказаться от задуманного  мною  предприятия.  Но
это сделать ты не сможешь. Как говорили в старину китайцы: "Почему бы тебе
не расслабиться и не начать вкушать наслаждение?". Он прикоснулся губами к
ее губам.
     Она ответила, но встала с постели и  прошла  в  противоположный  угол
каюты.
     - Если бы я снова стала молодой, - с горечью сказала она, - возможно,
мне бы это удалось.
     - А? Нет. А теперь послушай...
     - Я слушаю.
     Она остановилась около туалетного столика и медленно  провела  руками
по щекам, по груди и бокам.
     - О, для сорока трех лет я сохранилась неплохо. Но никуда не денешься
от  этих  "гусиных  лапок"  в  уголках  глаз  и  от  появившегося  второго
подбородка, да и вообще, без одежды я проигрываю. В течение последних дней
ты... ты вел себя хорошо, Гуннар... ты был добр. Но  я  заметила,  что  ты
старался ничем не связать себя.
     Хейм поднялся, в два  шага  преодолел  разделявшее  их  расстояние  и
остановился возле Джоселин, возвышаясь подобно огромной башне. Что  делать
дальше - он не знал.
     - А как я мог это  сделать?  -  наконец  решился  спросить  он.  -  Я
представления не имею, что может случиться с нами во время  полета.  И  не
имею права что-либо обещать или...
     - Ты мог бы пообещать чисто условно, - сказал Джоселин. Мгновение  ее
отчаяние прошло или она сумела подавить его. Ее  лицо  приняло  загадочное
отношение, голос стал бесстрастным.
     - Ты мог бы сделать так: "Если я вернусь домой живым, я сделаю то-то,
если ты согласна".
     Он не знал, что ответить. Она  вздохнула  и  отвернулась.  Голова  ее
поникла.
     - Что ж, давай одеваться, - сказала она.
     Двигаясь совершенно  механически,  Хейм  натянул  тонкий  комбинезон,
служивший поддевкой под скафандр. В голове  у  него  была  такая  пустота,
словно в ней был вакуум.
     - О'кей, так чего же я хочу? - думал он. - Много ли из  того,  что  я
чувствовал (и чувствую сейчас до сих пор?)  было  подлинным,  и  что  было
просто ностальгией по прошлому, вызванной одиночеством и выведшей меня  из
равновесия? Не представляю.
     Однако его смущение длилось  недолго,  поскольку  менее  всего  Хейму
нужен был самоанализ. Он отогнал от себя все вопросы, чтобы затем  изучить
их на досуге, а вместе с ними и все обусловленные ими эмоции. На  переднем
плане его создания осталось  чувство  нежности  к  Джоселин,  смешанное  с
сожалением, что он причинил ей боль, и смутное желание что-то  предпринять
в связи с этим; но над всем этим преобладало желание удалиться  побыстрее.
Он и так уже чересчур долго прохлаждается на этом  острове.  Необходимость
лететь на Требогир вполне оправдывала это его стремление.
     - Давай, поехали, - сказал он, снова повеселев, и игриво шлепнул свою
пассию по круглому заду.
     - Прогулка должна быть неплохая.
     Джоселин повернулась. Ее глаза и губы выражали печаль.
     - Гуннар... - Она вынуждена была опустить глаза, и теперь стояла  так

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.