Случайный афоризм
Мне конец, как только я кончу сочинять, и это меня радует. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

рассказывать сказки, и пить с заката до рассвета, а потом начнем работать.
Так?
     - Да-да... - Вадаж, все  еще  не  опомнившийся  от  изумления,  сунул
гитару под мышку и закованный в кильватере у  Хейма.  В  бутылке  все  еще
булькало, когда Хейм затянул  "Голубые  Ландскнехты"  -  песню,  такую  же
печальную, яростную, как он сам. Вадаж повесил гитару на  шею  и  принялся
подпрыгивать.  После  этого   они   спели   вместе   "Марсельезу",   "Двух
гренадеров", "Шкипера Булларда", и к этому времени  вокруг  них  собралось
столько же буйных компаньонов, и в конце концов  они  все  вместе  неплохо
провели время.



                                    2

     Когда в Сан-Франциско было 17.00, в Вашингтоне в тот же самый  момент
шел 20-й час. Но Гарольд Тваймен, старший сенатор из  Калифорнии  и  лидер
большинства среди представителей Соединенных Штатов в парламенте Всемирной
Федерации, был очень занятым человеком, так что его  секретарша  не  могла
устроить этот конфиденциальный телефонный  разговор  пораньше,  тем  более
после столь короткого уведомления, какое сделал Хейм.  Однако,  последнего
это вполне устраивало, поскольку давало ему  время  прийти  в  себя  после
предыдущей ночи, не пользуясь при этом чрезмерным количеством  наркотиков,
а также позволяло передать наиболее важные дела на заводе Хеймдаль  нужным
людям и изучить доказательства Вадажа. Венгр все еще спал  в  комнате  для
гостей. Его тело, претерпевшее слишком  много  злоупотреблений,  нуждалось
теперь в капитальном ремонте.
     Незадолго до того,  как  часы  показали  17-00,  Хейм  решил,  что  в
достаточной мере ознакомился с материалами, собранными Робертом де  Виньи.
Он выключил видео, потер глаза и вздохнул. Боль в разных частях  тела  все
еще потихоньку грызла его. Когда-то... Боже, кажется, что это было  совсем
недавно! - он запросто вынес бы двадцать таких попоек, и после  этого  еще
бы был способен три или четыре раза кряду заняться любовью, а на следующее
утро лететь хоть в другую Галактику.
     - У меня теперь трудный возраст, - криво усмехнувшись, подумал он.  -
Я слишком уже стар для лечения препаратами антистарения для... чего?
     Ничего, клянусь сатаной! Просто в последнее время я немного засиделся
дома. Стоит разок прошвырнуться по-настоящему - и, глядишь, этого  брюшка,
которое становится все заметнее, - как ни бывало.
     Хейм втянул в себя живот, достал трубку и с ненужной силой набил ее.
     - Почему бы в самом деле не взять отпуск? - думал он. - Побродить  по
лесам и  поохотиться.  У  него  имелось  бессрочное  приглашение  посетить
игорный заповедник Яна Мак Вея в Британской Колумбии. Или  отправиться  на
собственном катамаране на Гаваи, или  воспользоваться  своей  межпланетной
яхтой, полазить  по  Лунным  Альпам,  по  марсианским  горам.  Земля  была
настолько загромождена всеми этими вонючими толпами. Или даже взять  билет
на межзвездный рейс. Он не был на своей родине, на Гее, с тех  самых  пор,
как  родители  отправили  его  на  Ставанджер,  где  можно  было  получить
подходящее образование. За Ставанджером последовали Академия  Гринлэнд,  и
флот Глубокого Космоса, и снова Земля - дел всегда было по горло.
     В памяти Хейма всплыла, обдав сердце болью, забытая картина: в  небе,
точно дар из красного золота - Тау Цети; горы, спускающиеся к самому морю,
как в Норвегии. Но океаны на Гее были теплыми, зелеными и преследовали его
странными  запахами,  которым  не  было  названия  в  человеческом  языке.
Синдабаны - его товарищи в мальчишеских играх, смеющиеся, как и  он  когда
они все вместе несутся к воде, и заваливаются кучей в пирогу, и  поднимают
парус, и скачут  по  волнам  наперегонки  с  ветром:  бивачный  костер  на
острове, отблески пламени, выхватывающие из поющей ночной тьмы ветви даоды
и тоненькие  покрытые  мехом  фигурки  друзей;  и  песни,  и  барабаны,  и
необыкновенные обряды, и... и...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.