Случайный афоризм
Поэзия бывает исключительною страстию немногих, родившихся поэтами; она объемлет и поглощает все наблюдения, все усилия, все впечатления их жизни. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

пролетела мимо. Хейм видел, как оружие  описало  дугу  для  более  точного
прицела. Ни бояться, ни надеяться уже некогда. У него  нет  ничего,  кроме
скорости.  Однако,  она  столь  велика,   что   здравомыслящему   человеку
воспринять ее очень трудно. Охваченный паникой и душевной мукой,  Джоселин
промедлила со вторым выстрелом. Это была всего лишь доля секунды. Если  бы
все это происходило на Земле, нападавший, вне всякого сомнения, получил бы
пулю в лоб. Прежде  чем  она  успела  нажать  на  спусковой  крючок,  Хейм
пролетел мимо выкинув  в  сторону  руку.  Выхватить  автомат  не  удалось.
Однако, его  удар  застал  Джоселин  врасплох  и  ее  оружие  отлетело  на
несколько метров.
     На горизонтальной местности Хейму  наконец-то  удалось  притормозить:
сначала - до нормального бега, потом - до трусцы,  а  затем  -  до  полной
остановки. Он круто повернулся, оказалось, что его удар  не  только  выбил
оружие из рук женщины, но и ее заставил упасть. Она  еще  только  пыталась
подняться.  Хейм  тяжело  дыша  и  шумно,  но  услышал,  что  она  плачет.
Спотыкаясь, он побрел, чтобы поднять автомат.
     Когда оружие оказалось в его  руках,  он  оглянулся  и  посмотрел  на
остальных. Утхг-а-К-Тхакв сидел в куче щебня у подножия склона, видимо, не
в силах подняться. Неподалеку от него стояли, полусогнувшись,  двое.  Один
из них сжимал в руке лазер.  Между  ними  без  движения  лежал  третий,  в
разорванном и потемневшем скафандре.
     Подняв  автомат  двумя  руками,  Хейм  прицелился  в  эту  группу   и
приготовился к стрельбе с двух рук.
     - Андре! - позвал он охрипшим голосом.  Его  вдруг  внезапно  охватил
ужас.
     - Со мной все в порядке, - отозвался человек с оружием в  руках.  Его
слова тотчас умчал ветер. - А вот Грегориоса уже нет.
     Хейм  медленно  потащился  к  ним.  Сквозь  запыленное  стекло  шлема
погибшего ничего не было видно.  Хейм  с  тоской  подумал,  что  это  и  к
лучшему. Луч лазера располосовал ткань скафандра и тело, после  чего  газы
смешались и произошел  взрыв.  Все  вокруг  было  забрызгано  ярко-красной
кровью.
     Наквс вдруг издал какой-то ужасный звук, заунывный, похожий на вой.
     - Гвурру схука эктуруш, так вот значит, война? Мы такое дома  -  нет.
Рахата, рахата.
     - Должно быть, Брэгдон пришел в себя  и  выстрелил,  когда  Грегориос
прыгнул на него, - мрачно сказал Вадаж. - От удара оружие выпало у него из
рук. Я подобрал его и  вернулся  сюда,  куда  они  скатились  вместе.  Тем
временем Б. И. прижимал его к земле, чтобы он не натворил еще чего-нибудь.
     Хейм долго смотрел на Брэгдона. Наконец он механически спросил:
     - Какие-нибудь серьезные травмы?
     - Нет, - так же механически ответил Брэгдон. -  По  крайней  мере,  у
меня все кости целы. Голова болит.
     Он заковылял прочь, опустился на землю и лег,  закрыв  локтем  стекло
шлема.
     - Я считал, что мы сможем обойтись без этого, - сказал Вадаж глядя на
погибшего.
     - Да, могли бы, отозвался Хейм. - Но на войне  всякое  случается.  Он
хлопнул менестреля по плечу и пошел к  Джоселин.  Пот  стекал  по  телу  и
хлюпал в ботинках. Хейм ощущал в  горле  и  в  груди  какое-то  стеснение,
словно ему хотелось закричать, но он не мог.
     Джоселин отшатнулась назад, когда  Хейм  спросил,  все  ли  с  ней  в
порядке.
     - Я не причиню тебе зла, - сказал Хейм.
     - Но я стреляла в тебя! - Ее голос был  похож  на  голос  испуганного
ребенка.
     - Это понарошку. - Он обнял ее и положил ее голову себе на грудь. Она
зарыдала и долго не могла остановиться. Хейм  терпеливо  ждал,  когда  она
успокоится, но делал это лишь из смутного чувства долга. Не то,  чтобы  он
возненавидел ее - нет, то место, где она была в нем, теперь занял странный

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.