Случайный афоризм
Наша эпоха опасно играет печатными силами, которые похуже взрывчатых веществ. Альфонс Доде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

дальше, прежде чем упасть и умереть.
     - Чего ради все это  и  стоит  ли  этого  наша  цель?  -  то  и  дело
проскальзывала не ясная мысль сквозь  жернова,  словно  бы  вращающиеся  в
голове у Хейма. - Почему мы не вернулись домой? Теперь я уже не помню.
     Мысли вновь смешались. Все остатки  внимания  надо  уделить  сизифову
труду: поднять одну ногу, перенести ее вперед, опустить на землю,  поднять
другую ногу, перенести ее... Тем временем правое плечо навалилось, на него
навалилась смертельная тяжесть.
     - О, да, Джоселин, - вспомнил он как будто из далекого прошлого.
     Оставшиеся вынуждены по  очереди  помогать  ей  двигаться  вперед.  -
Джоселин споткнулась, и оба они едва не упали.
     - Надо отдохнуть, - раздался ее нерешительный искаженный голос.
     - Ты отдыхала всего десять минут назад... Пошли! - Он грубо дернул за
связывающую их импровизированную упряжь.
     Пошатываясь и спотыкаясь, они продолжали  путь  в  течение  очередных
пятидесяти секунд. Когда они истекли, Вадаж окликнул "Время!".
     - Люди опустились на землю и легли, распластавшись на спине и  тяжело
дыша.
     Наконец Хейм встал на колени. В глазах у него немного прояснилось,  и
в голове шумело не так сильно. Он даже каким-то  краем  сознания  отметил,
что окружавший пейзаж был великолепным.
     К востоку горы  по  которым  он  с  таким  трудом  поднимался,  резко
устремлялись длинными хребтами и каньонами вниз, к необозримой  подернутой
дымкой  долине.  Мягкий  свет  вечернего  солнца  сменил  их   окраску   -
рыжевато-коричневую с  каменными  красными  расплывчатыми  пятнами  в  тех
местах, где рос лес - на великолепной краске тлеющего  заката.  Неподалеку
ярко сверкал ручеек, извиваясь между валунами, чтобы потом разветвиться на
несколько пенистых водопадиков, чей шум  напоминал  звон  колокольчиков  в
неподвижном воздухе. Над образованными  им  озерками  роились  похожие  на
насекомых существа цвета смарагды с радужными крылышками.
     На западе горы высились черной громадой, освещаемой лучами заходящего
солнца, которое словно бы зацепилось за их  вершины.  Снежный  пик  Лохан,
красотой  и  совершенством  напоминавший  Фудзи,  поражая  своей  неземной
зеленовато-голубой окраской на фоне фиолетового неба.  Вокруг  него  скалы
отбрасывали густые тени, скрывая от глаз Хейма то, что ждало его  впереди.
Но он мог различить лес, до которого было чуть больше километра. С помощью
полевого бинокля он определил также,  что  лес  этот  довольно  густой,  с
подлеском и зарослями кустарников. Но обходной путь был бы слишком велик -
даже в бинокль не видно было ни северной, ни южной оконечности леса - в то
время как ширина его могла оказаться совсем небольшой.
     Вадаж тоже смотрел в ту сторону.
     - Мне кажется, на сегодня хватит, - сказал он.
     - Еще рано, - возразил Хейм.
     - Но  солнце  вскоре  скроется  за  этим  высоким  горизонтом.  А  мы
чертовски устали, и к тому же завтра нам придется  продираться  через  эту
чащобу. Хороший отдых - для нас все равно, что  хорошее  капиталовложение,
Гуннар.
     - Черт, мы и так спали по девять часов  из  восемнадцати!  -  подумал
Хейм, взглянул на остальных. Почти не видя их лиц. Он уже  научился  легко
узнавать их по скафандрам. Джоселин уже  отключилась.  Утхг-а-К-Тхакв  был
похож на блин, растекшийся по земле. Вадаж и Брэгдон сидели по-турецки, но
согнув спины. И в теле самого Хейма  каждый  нерв  трепетал  от  страшного
переутомления.
     - Хорошо, - сказал он.
     Есть особенно не хотелось, но он заставил себя развести водой немного
порошка и протолкнул эту кашу сквозь специальный шлюз для питания. Когда с
этим было покончено, Хейм вытянулся на спине, насколько  позволял  рюкзак.
Прошло некоторое время, прежде чем  он  осознал,  что  спать  не  хочется.
Изнеможение, боль и шум в голове - да, все  это  было,  но  желание  спать
отсутствовало. Он не знал, что тому виной:  переутомление  или  зуд  давно

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.