Случайный афоризм
Воображение поэта, удрученного горем, подобно ноге, заключенной в новый сапог. Козьма Прутков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Брэгдон молчал, как рыба, да и другие не особенно много говорили.  Но
когда начался долгий путь по направлению к лесу - целый километр вверх  по
горе - Вадаж запел.

              Снова бьет барабан, начинается война.
              Снова бьет барабан, начинается война.
              Эт ри, эт ра, ра-па-та-план, начинается война.

     Допев до конца, он перешел  к  "Римини",  "Маршалу  через  Джорджию",
"Британским гренадерам" и "Из Сиртиса в Цидонию". Хейм и Джоселин  и  даже
Брэгдон подпевали ему задыхающимися голосами, и может быть, Утхг-а-К-Тхакв
находил какую-то поддержку в маршевых ритмах и  знакомых  образах  Родины.
Вскоре они добрались до леса, чувствуя себя, нежели ожидали.
     - Спасибо, Андре, - сказал Хейм.
     - Ты ведь знаешь, это моя работа, - ответил венгр.
     Прежде, чем углубиться в лес, люди сделали короткий привал, во  время
которого Хейм более внимательно приглядывался к  растительности.  Издалека
при свете восхода он видел, что лес пересекал  горы  неправильной  линией,
так  четко   ограниченной   словно   он   был   искусственный.   Поскольку
северо-западный склон  возвышался  крутой  стеной  прямо  над  Хеймом,  он
издалека заметил также странный маслянистый выброс почвы с  этой  стороны,
огибавший склон и исчезавший за пределом зрения. Теперь  же  он  находился
слишком близко, чтобы увидеть что-либо, кроме самого барьера.
     - Оказывается, не так уж много кустарников, -  с  удивлением  заметил
Хейм. - Всего лишь один вид. Что ты об этом думаешь?
     - Я не ксеноботаник, - пробурчал инженер.
     Деревья были около четырех метров высотой. На Строне ничего не бывает
слишком высоким. И толщиной они были не больше чем с человеческую руку. Но
вдоль стволов, от корней до самой вершины росли бесчисленные гибкие ветки,
каждая из которых расщеплялась, в  свою  очередь,  на  множество  побегов.
Местами ветви переплетались так густо, что  образовывали  сплошную  стену.
Листья росли только на верхних ветках, но и те тоже  сплетались  вверху  в
красноватую крышу, под которой подлесок казался черным, как ночь.
     - Тут нам без мачете не обойтись, - сказал  Хейм.  -  Однако,  терять
прежний ритм передвижения нельзя. Кто-то один будет  рубить  -  на  первый
взгляд это не очень тяжело, в то время как остальные будут отдыхать. Начну
я.
     Он крепко сжал в руке нож.
     Вжик! Вжик! Дерево было мягким, с каждым взмахом  ножа  ветки  летели
направо и налево4. Мужчины  сменялись  каждый  час,  исключив  из  очереди
Джоселин, и вскоре небольшой отряд углубился далеко в лес.
     - А ведь прошла всего пара часов с тех пор, как рассвело,  -  ликовал
внутренне Хейм.
     - Смени меня, Гуннар, - попросил Вадаж. -  Я  уже  весь  мокрый,  как
мышь.
     Хейм поднялся и пошел к венгру вдоль узкого прохода. Внутри  которого
было жарко и тихо. Сквозь листья сочился густой багряный сумрак. И  уже  в
нескольких шагах ничего не было  видно.  Кругом  шелестели  ветви,  упруго
сопротивляясь проходившему человеку. Хейм взмахнул мачете, и почувствовал,
как вибрация передалась сначала ножу, затем  к  запястью,  потом  -  всему
телу.
     -  Ха.  Странно.  Впечатление  такое,  будто  зашевелилась  вся   эта
переплетенная гуща.
     Деревья вздрогнули и зашелестели. Однако ветра не было и в помине.
     Джоселин взвизгнула.
     Хейм резко обернулся. Вдоль ее скафандра, извиваясь, наподобие  змеи,
ползла ветка. Что-то ударило его в спину. Он поднял мачете -  и  попытался
поднять - дюжина зеленых щупалец вцепилась  ему  в  руку.  Он  рванулся  и
высвободил ее.
     - Гул землетрясения прокатился сквозь мрак. От  толчка  Хейм  потерял

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.