Случайный афоризм
Переведенное стихотворение должно показывать то же самое время, что и оригинал. Юлиан Тувим
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Нет, - Хейм разжег трубку и глубоко затянулся. -  Когда  я  покинул
Гею, мне было двенадцать лет. А теперь Па и Ма  умерли,  а  мои  Синдабаны
стали взрослыми членами племени, которое люди все еще пытаются  понять,  я
нашел бы там лишь небольшую научную базу, ничем не  отличающуюся  от  двух
десятков других таких же, виденных мной на разных планетах. Время - дорога
с односторонним движением.
     - Кроме того... - его взгляд упал на микропленки, лежащие на столе, -
...здесь пока хватит работы.
     За дверью кабинета раздались шаги. Желая хоть немного отвлечься, Хейм
встал и вышел на звук этих шагов. Они привели его в  гостиную.  Как  он  и
предполагал, это его дочь вернулась домой  и,  как  всегда,  плюхнулась  в
кресло.
     - Привет, Лиза, - сказал Хейм. - Как дела в школе?
     - Так себе, - она нахмурилась и  высунула  язык.  -  Старый  Эспиноза
сказал, что мне придется переписать сочинение.
     - Много ошибок? Что ж, если б ты только взялась  наконец  за  дело  и
выучила...
     - Ошибки не только в правописании. Хотя чего я не понимаю - так это с
какой стати они делают  из  этого  такую  трагедию.  Он  сказал,  что  мои
семантики - это нечто невообразимое! Старый зануда!
     Хейм оперся о стену и, тыча в  сторону  Лизы  чубуком  своей  трубки,
сказал:
     - Семантика - существительное  единственного  числа,  да  будет  тебе
известно. Твоя грамматика ничуть  не  лучше,  чем  орфография.  И  вообще,
пытаться писать, или говорить, или думать, не зная принципов  семантики  -
все равно что пытаться танцевать, не научившись  ходить.  Боюсь,  что  мои
симпатии в данный момент на стороне мистера Эспиноза.
     - Но папа! - заныла она. - Ты не понимаешь! Мне придется переделывать
все с самого начала!
     - Разумеется.
     - Я не могу! - ее голубые глаза, такие же голубые, как у  него  -  во
всем остальном она до боли была похожа  на  Конни  -  заволоклись  дымкой,
предвещавшей слезы.
     - У меня свидание с Диком... Ой! - она сконфуженно зажала рукой рот.
     - Дик? Ты имеешь в виду Ричарда Уолдберга? - Лаза  отчаянно  замотала
головой.
     - Лжешь, - прорычал Хейм. - Я достаточно часто  повторял  тебе,  черт
побери, что ты не должна встречаться с этой неотесанной деревенщиной!
     - О, папа! П-п-просто это...
     -  Знаю.  Возвышенные  чувства.  Я  бы  сказал,  что   в   его   лице
Уолдберг-старший приобрел злобного озорника и неплохого ценителя, и  любая
девушка, которая свяжется с этой компанией, она рано или поздно попадет  в
беду. А впрочем, ничего более опасного, чем беременность, ей не грозит.
     Хейм почувствовал, что почти кричит. Он взял себя в руки и  продолжал
вежливо-приказным  тоном:  -  Проще  говоря,  это  свидание  -  не  только
непослушание с твоей стороны, но и предательство. Ты сделала это  за  моей
спиной. Прекрасно, в течение недели  ты  будешь  находиться  под  домашним
арестом все время, проводимое вне школы. И завтра я  должен  увидеть  твое
сочинение, написанное без ошибок.
     - Я ненавижу тебя! - крикнула Лиза, вскочила в кресле и  выбежала  из
комнаты. На мгновение перед Хеймом  мелькнуло  ее  яркое  платье,  хрупкая
фигурка и мягкие каштановые волосы, затем она исчезла. Он слышал, как  она
пнула дверь своей комнаты, словно желая заставить ее быстрее открыться.
     - А что еще, по-твоему, я должен был сделать? - крикнул он ей  вслед,
но ответа, разумеется, не последовало. Хейм перестал  курить,  рявкнул  на
служанку, посмевшую войти с вопросом, и вышел на террасу,  увитую  розами,
откуда открывался вид на Сан-Франциско.
     В лучах закатного солнца город  лежал  холодный,  подернутый  дымкой.
Отсюда, с Телеграфной горы, Хейму видны  были  шпили  зданий  и  надземные
магистрали, сверкающая вода и островки садов. Вот  почему  он  выбрал  это

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.