Случайный афоризм
Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значения которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розог. Лев Николаевич Толстой
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

части. Люди видели только множество валунов - некоторые величиной с  целый
дом и скалы поменьше, усеявшие последний километр перед  началом  подъема.
Среди них бурлили горячие дымившиеся источники, превращая  землю  в  грязь
желтоватого  (благодаря  наличию  серы)  оттенка.  В  местах   образования
маленьких заводей этот оттенок менялся  на  красновато-зеленый,  вероятно,
здесь обитали какие-то микроорганизмы.
     Грохот,  преследовавший  путешественников,  усилился.  Вадаж  пытался
запеть, но его никто не слушал, и вскоре он умолк. Люди  пошатываясь,  шли
вперед, тяжело дыша, но делая остановки реже, чем им того хотелось бы.
     Словно почувствовал что-то, Хейм  внезапно  обернулся  и  замер,  как
вкопанный.
     - О, небо! - выдохнул он, пораженный. Его спутники тоже  повернулись,
услышав это восклицание.
     Между тем местом, где поднимался туман и его собственным  источником,
видимость сохранялась на расстоянии  около  километра.  И  в  конце  этого
отрезка появилась машина, подобная той, которую они обнаружили  предыдущим
днем. Но помятый, потрепанный бурями каркас детектора все  еще  возвышался
на  орудийной  башней,  а  корпус  двигался...   медленно,   неуклюже,   с
болтающимися сломанными деталями, с фыркающим и дергающимся  воздуховодом,
сотрясаясь и грохоча, он двигался за ними по пятам.
     Джоселин с трудом удержалась от крика.  Брэгдон  буквально  отпрыгнул
назад. В голосе его звучал панический страх.
     - Что это?
     Хейм подавил вспыхнувший на мгновение и в нем самом страх.
     -  Брошенный   вездеход,   -   сказал.   -   Какая-то   разновидность
робота-автомата. Еще не совсем вышел из строя. Едва ли какие-то детали еще
сохранили способность двигаться.
     - Но он нас преследует! - дрожащим голосом возразила Джоселин.
     - Вероятно, заданная ему программа предусматривала  патрулирование  в
пределах данной зоны, и если он засекал какое-то живое существо, он должен
был... - Безумная надежда возникла в сознании Хейма,  хотя  здравый  смысл
отказался принять эту идею, как осуществимую.
     - Возможно, нам представится возможность покататься.
     - С_а_к_в? - удивленно квакнул Утхг-а-К-Тхакв. - Куда прокатиться? Но
тот свет?
     Однако через мгновение он задумчиво протянул:
     - Да-а-а, это возможно.  Или  по  крайней  мере,  если  поручить  эти
функции радио, мы могли бы...
     - Нет. - Шлем чуть не свалился с плеч Вадажа - так он затряс головой.
- Я не доверяю внешности.
     Хейм провел по губам вдруг одеревеневшим языком.
     - Мне кажется, эта штука движется быстрее нас, - сказал он.  Так  что
нам все же придется каким-то образом решить этот вопрос.
     Внезапно решение пришло само собой.
     - Подождите здесь, я вернусь назад и посмотрю.
     Вадаж и Джоселин одновременно схватили его за руки. Он рывком  вырвал
их, проскрежетав:
     - Черт побери! Я пока еще капитан. Не мешайте мне. Это приказ.
     И он  пошел  назад.  Боль  в  мускулах  прошла,  сменившись  странным
покалыванием и онемением. Сознание  было  неестественно  ясным,  он  видел
каждый сучок и каждый листок на жидких кустах вокруг, ощущал, как его ноги
ударяются о грунт и как эти удары отдаются в голень и в колено, чувствовал
свои собственные тошнотворные запахи, слышал, как за спиной гудят гейзеры.
Земля казалась бесконечно далекой, воспоминание о какой-то иной жизни  или
просто сон о чем-то  нереальном.  Да,  несмотря  на  вся  свою  живость  и
очевидность, этот мир был тоже нереален - такой же пустой, как он сам.
     - Я боюсь, - мелькнула мысль и словно бы повисла над пропастью, через
которую невозможно было перекинуть мост. - Эта машина пугает меня  больше,
чем что-либо виденное мною раньше.
     Он продолжал  идти.  Больше  делать  ничего  не  оставалось.  Решетка

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.