Случайный афоризм
Произведения, написанные с удовольствием, обычно бывают самыми удачными, как самыми красивыми бывают дети, зачатые в любви.
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

на Землю? - напомнила Хейму деловая часть его  сознания.  -  Мы  чертовски
близки к тому чтобы "Лис" остался  фактически  без  личного  состава.  Еще
несколько рейдов - и нам придется остановиться.
     Хейма охватила ярость.
     - Поэтому мы не станем  продавать  свой  последний  товар,  а  просто
отправим с ним послание. Тот, кто захочет  и  дальше  иметь  долю  в  этом
предприятии, может встретить нас у Строна, где  мы  будем  пополнять  свой
арсенал. Располагая таким счетом в банке, который  должен  у  меня  сейчас
быть,  я  смогу  оплатить  снаряжение  еще  для  дюжины  круизов.  Мы   не
остановимся, пока нас не вышибут  из  космоса  -  или  пока  Федерация  не
перестанет ломать комедию и не начнут честную войну.
     Хейм с головой ушел в приготовления. Когда  прозвучал  сигнал  боевой
тревоги, весь корабль словно встряхнулся от кормы до рубки управления.
     - Хорошие все же у меня ребята, -  вновь  с  теплотой  подумал  Хейм.
Когда возникла необходимость  решать,  кто  отведет  очередной  алеронский
корабль домой, добровольцев никогда не находилось. И все с неохотой тащили
жребий. И хотя каждый день, проведенный в системе Авроры на пути к  Земле,
означал немалый риск для жизни,  каждому  хотелось  все-таки  остаться  на
"Лисе",  чтобы  принимать  участие  в  сражениях.  Разумеется,  оставшиеся
получали  и  соответственно  большую  добычу,  но  члены  экипажа   капера
завербовались на корабль, поскольку их привлекало нечто большее.
     - Двигатели на полную мощность!
     Если вдруг враг был настороже, они немедленно  увидели  бы  на  своих
приборах, что другой корабль выходит на  ту  же  орбиту.  Один  радар  был
бесполезен на таких расстояниях, поскольку  зарегистрированный  им  объект
мог быть простым метеоритом: при условии, что он не начинал ускорения.
     - Внутреннее поле - до нормы!
     Теперь на корабле снова царило земное притяжение.
     - Поворотные векторы: крен на три румба, продольный крен на четыре  с
половиной румба, поворот двигателя двадцать румбов.
     Звезды закружились в иллюминаторах.
     - Ускорение - на максимум!
     В  компенсирующем  поле,  заполнявшем  корпус  изнутри,  давление  не
ощущалось. Но двигатели взревели, как разъяренные звери.
     - Приготовиться к Мах-ускорению! Внимание - 5, 4, 3, 2, 1!
     Звездный свет задрожал, как если бы смотреть на  него  сквозь  пелену
струящейся воды,  и  снова  стал  неподвижен.  На  этом  коротком  отрезке
фантастическое  безынерционное  ускорение  не  позволило   достичь   такой
скорости, при которой в действие вступали аберрация или  эффект  Допплера.
Но удаленный диск Авроры отпрыгнул еще дальше.
     - Мах-ускорение прекратить!
     Электронный сигнал отдал приказ раньше,  чем  Хейм  успел  произнести
его.
     Компьютеры щебетали под руками Пенойера.  "Лис"  вернулся  в  обычное
пространство гораздо ближе к противнику. Но последний все еще двигался  со
скоростью, превышающей кинетическую скорость  капера,  но  теперь  уже  не
составляло труда уравнять векторы в пределах границы Маха.
     - Орудие номер четыре, залп по курсу цели!
     Ракета  устремилась  вперед.  Среди  созвездий  блеснула   мгновенная
вспышка атомного огня.
     - Радисты, дайте мне универсальную частоту  -  скомандовал  Хейм.  Он
почувствовал, что весь взмок от пота. Маневр, заключавшийся в  том,  чтобы
обойти противника с фланга, не был бы возможен, если бы не Утхг-а-К-Тхакв,
нечеловеческая  чувствительность  которого  при   настройке   гравитронной
системы была единственной надеждой. И инженер мог и ошибиться.  Но  теперь
Хейма переполнило не облегчение от миновавшей опасности, а самое настоящее
ликование.
     - Они в наших руках! Еще добавить удар!
     Завыла сирена. Корабль содрогнулся.  Сработала  автоматика,  раздался
оглушительный лязг, затем последовали глухие удары.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.