Случайный афоризм
Плохи, согласен, стихи, но кто их читать заставляет? Овидий
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Я не  встревожен.  Напротив,  даже  польщен.  В  этом  поединке  мы
проявили себя лучше, чем можно  было  ожидать,  имея  такую  разношерстную
команду.
     - О, не знаю, сэр. Вы здорово вымуштровали  нас.  -  Пенойер  вытащил
сигарету. - Эти взрывы могли засечь. И кто знает - может  быть,  на  место
происшествия пришлют какой-нибудь покрупнее этого на разведку.
     - Угу. Но мы не станем торчать здесь, любуясь окружающим пейзажем.
     - А как насчет этой посудины. До Солнечной системы ей не добраться.
     - Мы приткнем ее на орбите какой-нибудь кометы, которая  малозаметна,
и на досуге починим... Э, да вот ответ на ваш вопрос.
     Судовой экран засветился тусклым светом красного карликового  солнца.
С него смотрел алерон.
     -  Какой-то  важный  чин,  -  определил   Хейм,   увидев   прекрасное
женственное лицо, блестящие золотые  волосы  и  серебристый  мех.  Даже  в
минуту  ярости  и  горя  его  речь  напоминала  звуки  музыки,   достойной
Бетховена.
     Хейм тряхнул головой.
     - Прошу прощения, я не знаю вашей  Высшей  Речи.  Будете  ли  вы  так
любезны говорить по-французски?
     - Нет надобности, пропел алерон. - В прекрасных звездных  лугах,  где
мы находимся сейчас, зык Новой Европы  не  обязателен.  "Мироэт"  вынужден
сдаться вам, грабители.
     Хейм  рад  был  узнать,  что  наконец-то   может   вести   переговоры
по-английски,  до  сих  пор  ему  встречались   только   двое   говоривших
по-испански, а с большинством приходилось объясняться либо  по-французски,
либо по-китайски. Во  всех  остальных  случаях  на  помощь  приходил  язык
жестов, при чем, в одной руке Хейму приходилось  держать  пистолет,  чтобы
было более понятно.
     - Так вам, значит, известно, кто мы такие? - спросил Хейм.
     - Сейчас всем известно о том, кто именует себя в честь стремительного
животного с острыми зубами. Да лишит вас  удача  своего  благословения,  -
монотонно пропел алерон.
     - Благодарю. Теперь слушайте.  Мы  сейчас  вышлем  к  вам  абордажную
команду. Ваш экипаж будет заключен под стражу, но мы никому не  собираемся
причинять зло, при условии, что нам не будет оказано сопротивление.  Более
того, если у вас есть раненные... Нет?  Хорошо.  Вы  будете  доставлены  в
своем корабле на Землю и интернированы до конца войны.
     Внутренне Хейм сомневался в этом. Земля была далеко, даже само Солнце
невозможно было рассмотреть невооруженным глазом. У него не  было  способа
получить какие-либо известия оттуда. Абордажная команда не могла вернуться
и встретиться с кораблем, который сражался в одиночку против целой империи
и чье спасение было  лишь  в  непредсказуемом  маневрировании  в  огромном
космическом пространстве. Он предполагал, что Парламенту все  же  пришлось
смириться с утверждением Франции, что  Всемирная  Федерация  действительно
находится  в  состоянии  войны  с  алеронами  и  признать  законность  его
экспедиции. В противном случае здесь сейчас уже были бы земные  корабли  -
или, по крайней мере, представители Земли  на  захваченных  им  алеронских
кораблях - которые потребовали бы его возвращения домой.
     Но за шесть месяцев, прошедших со времени их отлета, они не  получили
ни слова одобрения, никакой помощи - ничего. Им  приходилось  сражаться  в
одиночку. Последний пленный  алерон,  с  которым  ему  довелось  говорить,
сказал, что два флота по-прежнему  лишь,  любуются  друг  на  друга  через
границу, и Хейм этому поверил.
     - Неужели они все еще не могут выйти из тупика, решая, начать  войну,
или продолжать переговоры? - думал Хейм. - Неужели они никогда  так  и  не
поймут, что с врагом, который покаялся вышвырнуть нас из космоса, не может
быть и речи о переговорах,  до  тех  пор,  пока  ты  не  докажешь,  что  в
состоянии дать ему отпор? Боже милостивый! Со времени захвата Новой Европы
прошел уже почти год!
     Черты лица на  экране  тронула  печаль.  Если  бы  нам  дали  хорошее

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.