Случайный афоризм
Падение чересчур превознесенных писателей всегда совершается с необыкновенной быстротой. Уильям Мейкпис Теккерей
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Я не  встревожен.  Напротив,  даже  польщен.  В  этом  поединке  мы
проявили себя лучше, чем можно  было  ожидать,  имея  такую  разношерстную
команду.
     - О, не знаю, сэр. Вы здорово вымуштровали  нас.  -  Пенойер  вытащил
сигарету. - Эти взрывы могли засечь. И кто знает - может  быть,  на  место
происшествия пришлют какой-нибудь покрупнее этого на разведку.
     - Угу. Но мы не станем торчать здесь, любуясь окружающим пейзажем.
     - А как насчет этой посудины. До Солнечной системы ей не добраться.
     - Мы приткнем ее на орбите какой-нибудь кометы, которая  малозаметна,
и на досуге починим... Э, да вот ответ на ваш вопрос.
     Судовой экран засветился тусклым светом красного карликового  солнца.
С него смотрел алерон.
     -  Какой-то  важный  чин,  -  определил   Хейм,   увидев   прекрасное
женственное лицо, блестящие золотые  волосы  и  серебристый  мех.  Даже  в
минуту  ярости  и  горя  его  речь  напоминала  звуки  музыки,   достойной
Бетховена.
     Хейм тряхнул головой.
     - Прошу прощения, я не знаю вашей  Высшей  Речи.  Будете  ли  вы  так
любезны говорить по-французски?
     - Нет надобности, пропел алерон. - В прекрасных звездных  лугах,  где
мы находимся сейчас, зык Новой Европы  не  обязателен.  "Мироэт"  вынужден
сдаться вам, грабители.
     Хейм  рад  был  узнать,  что  наконец-то   может   вести   переговоры
по-английски,  до  сих  пор  ему  встречались   только   двое   говоривших
по-испански, а с большинством приходилось объясняться либо  по-французски,
либо по-китайски. Во  всех  остальных  случаях  на  помощь  приходил  язык
жестов, при чем, в одной руке Хейму приходилось  держать  пистолет,  чтобы
было более понятно.
     - Так вам, значит, известно, кто мы такие? - спросил Хейм.
     - Сейчас всем известно о том, кто именует себя в честь стремительного
животного с острыми зубами. Да лишит вас  удача  своего  благословения,  -
монотонно пропел алерон.
     - Благодарю. Теперь слушайте.  Мы  сейчас  вышлем  к  вам  абордажную
команду. Ваш экипаж будет заключен под стражу, но мы никому не  собираемся
причинять зло, при условии, что нам не будет оказано сопротивление.  Более
того, если у вас есть раненные... Нет?  Хорошо.  Вы  будете  доставлены  в
своем корабле на Землю и интернированы до конца войны.
     Внутренне Хейм сомневался в этом. Земля была далеко, даже само Солнце
невозможно было рассмотреть невооруженным глазом. У него не  было  способа
получить какие-либо известия оттуда. Абордажная команда не могла вернуться
и встретиться с кораблем, который сражался в одиночку против целой империи
и чье спасение было  лишь  в  непредсказуемом  маневрировании  в  огромном
космическом пространстве. Он предполагал, что Парламенту все  же  пришлось
смириться с утверждением Франции, что  Всемирная  Федерация  действительно
находится  в  состоянии  войны  с  алеронами  и  признать  законность  его
экспедиции. В противном случае здесь сейчас уже были бы земные  корабли  -
или, по крайней мере, представители Земли  на  захваченных  им  алеронских
кораблях - которые потребовали бы его возвращения домой.
     Но за шесть месяцев, прошедших со времени их отлета, они не  получили
ни слова одобрения, никакой помощи - ничего. Им  приходилось  сражаться  в
одиночку. Последний пленный  алерон,  с  которым  ему  довелось  говорить,
сказал, что два флота по-прежнему  лишь,  любуются  друг  на  друга  через
границу, и Хейм этому поверил.
     - Неужели они все еще не могут выйти из тупика, решая, начать  войну,
или продолжать переговоры? - думал Хейм. - Неужели они никогда  так  и  не
поймут, что с врагом, который покаялся вышвырнуть нас из космоса, не может
быть и речи о переговорах,  до  тех  пор,  пока  ты  не  докажешь,  что  в
состоянии дать ему отпор? Боже милостивый! Со времени захвата Новой Европы
прошел уже почти год!
     Черты лица на  экране  тронула  печаль.  Если  бы  нам  дали  хорошее

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.