Случайный афоризм
Писатель может сделать только одно: честно наблюдать правду жизни и талантливо изображать ее; все прочее - бессильные потуги старых ханжей. Ги де Мопассан (Анри Рене Альбер Ги Мопассан)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Так, начинайте, - предложил Мейсон. - Откиньтесь на спинку кресла и
расслабьтесь. Расскажите мне все как можно подробнее.
     Монтейн  послушно  устроился  в  кресле  поудобнее,   вытер   ладонью
вспотевший лоб и уставился  на  адвоката.  Глаза  у  него  были  странного
красновато-коричневого цвета, как у дога.
     - Я слушаю вас, - напомнил Мейсон.
     - Меня зовут Карл Монтейн... Я  единственный  сын  Филиппа  Монтейна,
миллионера из Чикаго...
     - Это вы уже говорили.
     - Я закончил колледж и мой отец хотел, чтобы я занялся делами, а  мне
хотелось посмотреть мир. Я путешествовал на протяжении целого года.  Потом
приехал сюда. За  время  своих  странствий  я  сильно  вымотался.  У  меня
случился приступ аппендицита, нужна была  срочная  операция.  Отец  в  это
время был занят какой-то  сложной  финансовой  операцией,  на  карту  были
поставлены миллионы долларов. Он не смог сюда приехать.  Меня  положили  в
больницу   "Сэйнвисэйд"   и   предоставили   самое   лучшее    медицинское
обслуживание,  отец  об  этом  позаботился.   Возле   меня   круглосуточно
находилась медсестра. По ночам обычно дежурила Рода. Рода Лортон...
     Монтейн  остановился,  очевидно  ожидая,  что  это  имя  заинтересует
Мейсона.
     - Продолжайте, - бесстрастно сказал адвокат.
     - Я женился на ней! - чуть ли не выкрикнул Монтейн  тоном,  будто  он
признавался в тяжком преступлении.
     - И что? - спросил Мейсон, словно  для  него  женитьба  на  медсестре
являлась самым обычным делом для сына миллионера.
     - Вы можете себе представить, как это должно было выглядеть в  глазах
отца? Ведь я его  единственный  сын.  Род  Монтейнов...  Я  его  последний
представитель. И вдруг женился на медсестре!
     - Что же в этом плохого? - удивился Мейсон.
     - Ничего,  конечно,  -  смутился  молодой  человек.  -   Но   вы   не
понимаете... Ведь я пытаюсь рассуждать с позиции моего отца.
     - А зачем вам рассматривать свой брак с позиции вашего отца?
     - Да затем, что это очень важно!
     - Ну хорошо, пусть будет так. Продолжайте.
     - Неизвестно откуда отцу пришла телеграмма, что  я  женился  на  Роде
Лортон, медсестре, которая ухаживала за мной в больнице "Сэйнвисэйд".
     - Разве вы не предупредили его о своих намерениях?
     - Нет. Я как-то об этом не подумал. Все получилось так неожиданно...
     - Почему вы не объявили о помолвке и не известили отца?
     -  Потому  что  он  стал  бы  возражать,  чинить   нам   всевозможные
препятствия. А мне очень хотелось на ней жениться. Я  понимал,  что  стоит
мне  намекнуть  о  своих  планах  отцу,  и  я  уже  никогда  не  смогу  их
осуществить.  Отец  отказался  бы  выдавать  мне   деньги,   приказал   бы
возвратиться домой... Он сделал бы все, что захотел...
     - Продолжайте, - попросил Мейсон.
     - Итак, я женился. А потом  позвонил  отцу.  Он  отнесся  к  известию
довольно благосклонно. В это время он все еще  был  занят  той  финансовой
операцией, о которой я уже говорил, поэтому не  мог  покинуть  Чикаго.  Он
хотел, чтобы мы приехали к нему, но Рода  не  пожелала  отправляться  туда
сразу, она попросила немного обождать.
     - Вы так и не поехали?
     - Да, - кивнул Монтейн, - не поехали.
     - Но вашему отцу новость все же не понравилась?
     - Я не думаю, что понравилась.
     - Вы хотели рассказать мне об убийстве, - напомнил адвокат.
     - У вас есть утренние газеты?
     Мейсон достал газету из ящика стола.
     - Разверните ее на третьей странице, - предложил Монтейн.
     Мейсон расправил третью страницу. Там была воспроизведена  фотография
ключей в натуральную величину. Внизу красовалась надпись:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.