Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Впервые за  время  нахождения  в  кабинете  в  голосе  Харри  Неверса
появилась заинтересованность.
     - Очень любопытный подход для _т_е_б_я_, - заметил он.
     - Мы все обсудим, когда придет время. Сейчас я  просто  говорю  тебе,
что мне требуется. Итак, мы заключаем сделку?
     - Думаю, да, - ответил Неверс.
     - Ты случайно не прихватил с собой фотографа?
     - Естественно, прихватил. Сидит  и  ждет  в  машине.  К  тому  же,  в
редакции специально оставили место на первой полосе для фотографии,  когда
узнали, что я еду к тебе.
     Мейсон позвонил Делле по внутреннему телефону.
     - Дозвонись до доктора Прайтона,  -  попросил  он  почти  шепотом.  -
Выясни, в какой клинике Фрэнсис Челейн. Пусть он выпишет ее и сообщит нам,
как только все будет оформлено.  Скажи  ему,  что  Фрэнсис  Челейн  должны
предъявить обвинение в убийстве, и я не хочу, чтобы он  оказался  каким-то
образом замешанным в этом деле. Выясни номер клиники, а  после  того,  как
доктор Прайтон сообщит, что все сделано, сама дозвонись до Фрэнсис. Я хочу
переговорить лично с ней.
     Мейсон повесил трубку.
     - Послушай, ты окажешь мне услугу? - спросил Неверс.
     - Какую?  Мне  казалось,  что  одну  я  тебе  уже  оказываю.  У  тебя
получается эксклюзивное интервью с фотографиями, что тебе еще надо?
     - Не кипятись. Я прошу о совсем простой вещи.
     - О чем?
     Неверс сел прямо и сказал заговорщицким тоном:
     - Попроси девчонку показать ножку.  Фотография  будет  напечатана  на
первой  странице,  я  хочу,  чтобы  она  привлекла  повышенное   внимание.
Возможно, мы сделаем снимок крупным планом на первую страницу, а  ножку  -
на вторую, или куда-то там еще. Но я хочу, чтобы  у  меня  было  несколько
снимков с ножкой.
     - Почему бы тебе самому ее об этом не спросить? Ты можешь быть с  нею
откровенен.
     - Естественно, я буду с ней откровенен, - ответил Неверс, - но  ты-то
ее адвокат, тебе  она  доверяет.  Иногда  сложно  заставить  этих  дамочек
позировать, если они сильно возбуждены. Ты можешь  проследить,  чтобы  она
села, как нужно?
     - Ладно, сделаю, что смогу, - согласился адвокат.
     Харри  Неверс  достал  сигарету,  закурил  и   оценивающим   взглядом
посмотрел на Перри Мейсона.
     - Если бы она смогла прийти в редакцию "Стара" и сдаться нам,  то  мы
присмотрели бы, чтобы с ней обошлись как можно лучше, - заметил журналист.
     - Нет, - категорично ответил  Мейсон.  -  Вы  получаете  эксклюзивное
интервью и снимки. Это все, что  я  могу  для  вас  сделать.  Она  сдастся
окружному  прокурору,  и  я  хочу,  чтобы   между   нами   не   оставалось
недоговоренностей. Другими словами, я требую, чтобы читателям  вы  сказали
всю правду.
     Неверс зевнул и посмотрел на телефон.
     - Интересно, секретарша твоя уже дозвонилась или...
     Как раз в это мгновение зазвонил телефон и Мейсон схватил трубку.  Он
услышал возбужденный голос Фрэнсис Челейн:
     - Что случилось? Они мне не дают здесь газет.
     - Спектакль начинается, - ответил адвокат.
     - Что вы имеете в виду?
     - Полиция арестовала Роба Глиасона по обвинению в убийстве.
     Адвокат услышал, как на другом конце провода охнули от  изумления,  и
продолжил:
     - Они идентифицировали трость, которой  убили  Эдварда  Нортона.  Она
принадлежит Робу Глиасону.
     - Но Роб его не убивал! - воскликнула она. - Он заходил к моему  дяде
и они страшно поругались, но... Роб забыл свою трость у  дяди  в  кабинете

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.