Случайный афоризм
Писать - значит в известном смысле расчленять мир (или книгу) и затем составлять их заново. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

показывал  свое  уважение  к  Суду  и  правосудию,  которому   служил,   с
достоинством терпел адвокатов и присяжных и совсем не обращал внимания  на
беспокойных зрителей.
     - Вас зовут Б.К.Пурлей? - спросил Клод Драмм.
     - Да, сэр.
     -  Вы  в  настоящее  время  являетесь  должным   образом   избранным,
аттестованным и действующим судьей муниципального Суда нашего города?
     - Да.
     - Вечером двадцать  третьего  октября  текущего  года  вы  находились
поблизости дома Эдварда Нортона, не так ли?
     - Да.
     - В какое время вы прибыли к дому Эдварда Нортона, судья Пурлей?
     - Ровно в шесть минут двенадцатого.
     - А когда уехали?
     - Ровно в одиннадцать тридцать.
     - Не могли бы вы, судья Пурлей, объяснить присяжным, почему можете  с
такой точностью свидетельствовать о времени своего прибытия и отъезда?
     Мейсон ясно видел ловушку, но у него не было альтернативы, кроме  как
войти в нее.
     - Я возражаю, Ваша Честь, - заявил он. - Свидетель уже дал показания.
Умственный процесс, который привел к ним,  является  несущественным  и  не
относящимся  к  делу  и,  в  лучшем  случае,  может  быть   оставлен   для
перекрестного допроса.
     - Протест принимается, - принял решение судья Маркхам.
     Клод Драмм иронично улыбнулся.
     - Я снимаю вопрос, Ваша Честь, - сказал он. - Это  моя  ошибка.  Если
мистер  Мейсон  пожелает,  то  он  сможет  рассмотреть  этот  аспект   при
перекрестном допросе.
     - Продолжайте, - судья Маркхам постучал молоточком по столу.
     - Кто сопровождал вас в той поездке к дому Эдварда Нортона? - спросил
заместитель окружного прокурора.
     - Когда я направлялся туда - мистер Артур Кринстон, а по пути назад -
мистер Артур Кринстон и мистер Дон Грейвс.
     - Что произошло, когда вы находились у дома  Эдварда  Нортона,  судья
Пурлей?
     - Я подъехал на своей машине к дому, остановился, чтобы дать  мистеру
Кринстону выйти, развернул машину, выключил мотор и стал ждать.
     - Что вы делали, пока ждали?
     - Сидел в машине и курил  первые  минут  десять-пятнадцать,  а  затем
несколько раз нетерпеливо поглядывал на часы.
     С этими словами судья Пурлей посмотрел в  сторону  Мейсона.  Все  его
манеры  указывали,  что  он  прекрасно  знаком  с   тем,   как   протекает
рассмотрение дел в Суде,  и  он  все  равно  представит  убийственные  для
обвиняемых показания, независимо от того, хочет этого защита или  нет.  Из
того, что судья Пурлей несколько раз взглянул на часы, можно было  сделать
вывод, что он точно знал время своего отъезда от дома, и достаточно  ловок
и находчив, чтобы донести  до  присяжных  ту  информацию,  что  хочет,  не
нарушая правил ведения судебного процесса.
     Мейсон посмотрел на свидетеля с полным безразличием.
     - Что произошло потом? - спросил Клод Драмм.
     - Из дома вышел Артур Кринстон, чтобы присоединиться ко мне. Я  завел
машину, но в этот момент распахнулось одно из окон  в  юго-восточном  углу
здания и из кабинета высунулась голова мистера Нортона.
     - Секундочку, - остановил его Клод Драмм. - Вы лично знаете, что  это
был кабинет мистера Нортона?
     - Нет, сэр, - ответил судья Пурлей. - Я знаю  только,  что  это  была
комната в юго-восточном углу здания на втором этаже. Комната  помечена  на
плане под номером один, как кабинет мистера Нортона.
     -  Значит,  вы  имеете  в  виду  комнату,  отмеченную  цифрой   один,
обведенной в кружок, на плане, приобщенном к делу, как доказательство  "а"

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.