Случайный афоризм
Писатель скорее призван знать, чем судить. Уильям Сомерсет Моэм
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

два медика, которые должны были ассистировать.
     Старик холодно посмотрел на Ванена:
     - Мне никогда не приходилось встречаться с человеком, который опоздал
бы на снятие напряжения.
     - Я был занят, - отрезал Ванен. - Давайте.
     Хорлам включил стерилазеры. Один из техников вышел, затем вернулся  с
Сонной, привязал ее к вращающейся койке. Глаза ее были слепыми  от  ужаса,
но она не выказывала его, а увидев Ванена, сплюнула.
     - Шпионский глаз включен? - спросил он.
     - Не знаю, - ледяным тоном ответил Хорлам.  -  Все  остальные  сейчас
слишком заняты. Это вам нужна нервная дрожь.
     - Я просто спросил.
     - Пока мы стерилизуем окружение, - надеюсь,  это  не  вызовет  у  нее
тошноты, - вы, возможно, доставите себе  удовольствие,  объяснив  ей,  что
сейчас произойдет, - сказал Хорлам. Он не смотрел на Ванена;  он  снова  и
снова мыл руки с раздражающей заботливостью. - Мы, конечно,  должны  снять
волосы с ее головы прежде,  чем  вскроем  череп.  Это  уже  может  вызвать
интересную реакцию. Наиболее примитивные женщины  весьма  гордятся  своими
волосами.
     - Прекратите это, - почти крикнул Ванен.
     - Я только обрисовываю  вам  удовольствия,  которые  вас  ожидают,  -
объяснил Хорлам скрипучим голосом. - Мы можем делать операцию под  местным
наркозом,  чтобы  большую  часть  времени  она  находилась   в   сознании.
Естественно, когда она станет послушной, вам придется подождать  несколько
дней, прежде чем она поправится настолько, что... - он замолчал.
     - Продолжайте, лейтенант, - вмешался один из медиков. Его глаза  ярко
блестели, и взгляд их был прикован к девушке. - Давайте же, скажите  ей  о
том, что говорит доктор.
     - Тогда, - предложил Ванен, - встаньте  оба  около  нее.  Вот  здесь,
правильно.
     Сонна смотрела на него. Он мог представить себе, о  чем  она  думает.
Она хотела бы потерять сознание, умереть, но в ней  слишком  много  жизни.
Должно быть, того же самого желал и Торрек в самом конце, перед  тем,  как
его извлекли из Ванена и заперли в черном цилиндре.
     Ванен подошел к техникам, положил руки им на плечи.
     - Я полагаю, вы тоже получите некоторого рода освобождение.
     - Да, сэр!
     - Хорошо, - руки Ванена скользнули  выше,  к  их  головам.  Потом  те
мускулы, которые победили краку, разбили им черепа.
     Оба свалились, как камни, но он еще с силой  ударил  каждого  в  ухо,
чтобы быть уверенным до  конца.  Его  внимание  было  теперь  приковано  к
Хорламу. Выхватив из кармана  комбинезона  пистолет,  он  нацелил  его  на
старика, который смотрел на него во все глаза.
     - Не двигайтесь, - приказал он. - Спокойно, или я вас убью.
     Лицо Хорлама налилось кровью.
     - Что вы делаете? - выдохнул он.
     - Я собираюсь выбраться отсюда. Да, я отступник, предатель. Я одержим
мыслью  об  убийстве.  Мое  самое  большое  желание  -   застрелить   моих
драгоценных товарищей по команде, всех сразу, одновременно. Прошу вас,  не
заставляйте меня начать с вас. Тихо...  Очень  тихо...  поднимите  руки  и
встаньте так, чтобы мне было хорошо вас видно. А теперь подойдите  сюда  и
освободите девушку.


     На какое-то мгновение ему показалось, что Сонна действительно  теряет
сознание. Но когда Хорлам развязал ее, она неуверенно встала на ноги.
     - Торрек, - прошептала она. - Торрек...
     - Я собираюсь вернуть тебя домой, Сонна, - сказал он ей.
     На худом лице Хорлама было странное выражение. Шок миновал; казалось,
ситуация очень занимала его.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.