Случайный афоризм
Чем больше человек пишет, тем больше он может написать. Уильям Хэзлитт (Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

место. Камрад Миллер и Дядюшка Джим сердито смотрели друг на  друга  через
стол, но ни словом не обменялись во время трапезы. А у  людей,  когда  они
поняли, что Миллер провел почти всю свою жизнь в мертвом городе, интерес к
нему почти исчез. Все ждали, когда начнутся танцы и игры.
     Энди сидел рядом с Миллером, но не потому, что он очень того хотел, а
потому, что пришедший был его гостем.
     Коммунист вздохнул и поднялся.
     - Вы все мне очень понравились, - сказал он.
     - А я думал, что мы все - выродки капитализма, -  усмехнулся  Дядюшка
Джим.
     - Человек, вот кто интересует меня, где бы и в каких условиях  он  ни
жил! - ответил Миллер.
     Голос Дядюшки Джима стал громче, трость взмыла вверх.
     - Человек! Ты претендуешь на заботу о человеке, ты, который только  и
делал, что убивал и повергал в рабство?!
     - Ох, да прекрати, Джим, - сказал  Энди.  -  Все  это  происходило  в
стародавние времена. Кого это трогает сейчас, спустя столько лет?
     - Меня! - Дядюшка Джим перешел на крик. Он  посмотрел  на  Миллера  и
подошел к нему на негнущихся ногах, расставив  руки-клешни.  -  Они  убили
моего отца! Люди умирали десятками тысяч ради воображаемого идеала.  А  ты
говоришь, что  вас  это  не  трогает!  Целая  проклятая  страна  перестала
существовать!..
     Я стоял под деревом, удобно опершись рукой о холодную шершавую  кору.
Я был немного испуган, потому как не понимал многого. В конце концов,  что
это такое, чего мы должны так страстно желать?
     - Вот как!  И  это  говоришь  ты,  подхалим,  холуй  толстобрюхий!  -
выкрикнул Миллер. - Это ты заставлял людей надрываться, ты спускал  с  них
по три шкуры! Это ты убивал рабочий люд,  а  их  сыновей  загонял  в  ваши
чертовы профсоюзы! И... и... что ты можешь сказать о мексиканских пеонах?
     Энди попытался было встать между  ними,  но  Миллер  стукнул  его  по
голове своей дубинкой, и Энди беспомощно отступил, вытирая кровь. А старые
психи с новой силой завыли друг на друга. Понятно, Энди не мог взяться  за
них как следует - ведь он запросто переломил бы любого из них пополам.
     Возможно, именно в этот момент он решил, что надо сказать, чтобы  они
утихомирились:
     - Все в порядке, Свободнорожденный, - быстро произнес  он.  -  Все  в
порядке. Мы выслушаем тебя. Давай устроим дискуссию, прямо сейчас,  пойдем
в Таунхолл, рассядемся там и...
     Но он опоздал со своим предложением. Дядюшка Джим и Камрад Миллер уже
дрались, их  тонкие  руки  сцепились,  а  потускневшие  глаза  наполнились
слезами.
     Теперь-то я думаю, что их ненависть возникла из  тщетной  любви.  Они
оба любили нас, каждый по-своему, а нас это не трогало, нам не нужна  была
их любовь...
     Энди, призвав на помощь мужчин,  разнял  стариков,  и  их  развели  в
разные дома -  отдохнуть.  Когда  спустя  несколько  часов  Дядюшку  Джима
навестил Доктор Симмонс, тот уже ушел. Доктор поспешил к  Коммунисту,  его
тоже не оказалось на месте.
     О том, что произошло, я узнал на следующее  утро.  Констебль  Томпсон
обнаружил в реке обоих - Республиканца и Коммуниста. Они  встретились  под
Деревьями на берегу - один на один - в то  самое  время,  когда  в  городе
зажглись костры. Взрослые веселились, а влюбленные потихоньку  исчезали  в
лесу...
     Мы устроили им прекрасные похороны.
     Целую неделю Город только и говорил об этой истории. О ней узнал весь
штат Огайо. Но потом разговоры  стихли,  и  старых  сумасшедших  понемногу
забыли.
     В тот год на Севере набрало силу Братство, люди  забеспокоились,  что
бы это могло значить, а потом,  когда  узнали,  заключили  союз,  и  война
покатилась по холмам. Братство не сажало Деревьев, а такое  зло  не  могло

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.