Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сгибах крыльев за гамак, в котором прежде спала,  и  повисла  на  нем,  не
проронив ни звука. В тусклом мерцании  единственной  лампы,  среди  густых
мелькающих теней,  ее  глаза  светились,  как  топазы.  Казалось,  они  не
замечают царившего вокруг хаоса.
     Люди привязали себя леером к койке. Они обнялись, помогая друг  другу
держаться и переносить бешеные скачки катера, которые,  казалось,  грозили
расплющить их о  стены  каюты.  Светлые  волосы  Ольги,  рассыпавшиеся  по
плечам, были для Пита последним ярким пятном во Вселенной.
     - Я люблю тебя, - говорила она снова и снова, и ее голос  был  слышен
даже сквозь раскаты грома и завывание ветра. -  Что  бы  ни  случилось,  я
люблю тебя, Пит, и благодарю за все, что ты мне дал.
     - И я тебя, - отвечал муж. "И Тебя, -  думал  он  при  этом.  -  Быть
может, Ты пощадишь хотя бы ее? Не забирай ее, прошу Тебя, по крайней мере,
не сейчас! Раз уж такова Твоя  воля,  возьми  меня,  но  не  Ольгу,  иначе
оставишь раба Твоего в необоримой печали".
     Порыв ветра распахнул дверь каюты. Сквозь  грохот  урагана  прорвался
еле слышный голос Инхерриана, высокий, свистящий, но сильный:
     - Скорее наверх!
     Уэлл повиновалась немедленно,  Берги  же  сначала  натянули  на  себя
спасательные жилеты. На лодке не было  индивидуальных  антигравитонов,  и,
окажись они за бортом, взлететь оказалось  бы  невозможно.  Вокруг  ревела
тьма. Пит едва различал на корме  Рузу  и  Аррэк,  с  трудом  удерживающих
румпель. Рядом с ними стоял Инхерриан и указывал вперед.
     - Смотри, -  прокричал  капитан.  Пит,  не  имевший  присущих  птицам
мигательных  перепонок,  вынужден  был  прикрыть  глаза   ладонью,   чтобы
разглядеть хоть что-то сквозь ураган. Он увидел, как из белой  стены  пены
поднимается еще более глубокая тьма, и услышал грохот бурунов.
     - Вырваться невозможно, -  сказал  Инхерриан.  -  Слишком  мало  сил.
Похоже, что нас разобьет. Надо приготовиться.
     Ольга в ужасе прикрыла рот рукой, заметалась возле Пита  и,  как  ему
показалось, прошептала:
     - О нет!
     Потом  она  внезапно  остановилась,   спустилась   вниз,   в   каюту,
привязалась как можно крепче и принялась собирать все  самое  важное,  что
там находилось. Пит вдруг понял, что любит ее даже больше, чем сознавал до
сих пор.
     Спокойствие жены передалось и ему. Бояться было  просто  некогда.  Он
тоже занялся делом. Итри могли захватить  с  собой  часть  оборудования  и
пищевых запасов, но при таких условиях много им  поднять  не  удалось  бы.
Люди, поддерживаемые жилетами, должны были взять большую часть нагрузки на
себя. Они привязали к себе все, что могли.
     Когда Берги вновь поднялись на палубу,  под  лодкой  уже  были  рифы.
Инхерриан приказал им подойти к рулю. Его жена, сын и дочь встали  вокруг,
уцепившись за  поручни  с  силой,  с  которой  обычно  хватали  добычу,  и
расправили  крылья,  чтобы  создать  некоторое  подобие  укрытия.  Капитан
забрался на крышу рубки, используя ее в качестве  наблюдательного  пункта.
Выкрикиваемые им команды едва долетали до Бергов.
     - Право руля! - Волны взметнулись, ударившись о риф по левому  борту,
и понеслись вспять. - Два румба вправо - так держать!
     Лодка проскользнула между  двумя  скалами.  Впереди  виднелся  темный
проход, расколовший отвесные темные берега острова. Куда вел этот  проход?
В лагуну, к спасению? Буруны яростно ревели по обе стороны адских  врат  и
повсюду вокруг.
     Лодку потряс страшный удар, сбивший  с  ног  Ольгу  и  оторвавший  от
поручней Аррэк. По команде капитана Пит дал полный задний ход, но это было
бесполезно. Лавина за лавиной по палубе перекатывались волны.
     Пит очутился в воде.  Она  сковала  его  и  потащила  вниз,  на  дно,
усеянное острыми камнями. Он подумал: "В Твои руки передаю себя,  Господи.
Помилуй Ольгу, пожалуйста, пожалуйста..." Море снова  выплюнуло  его,  дав
глотнуть воздуха напоследок.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.