Случайный афоризм
Писать - всё равно что добывать жемчуг, а публиковать написанное - всё равно что метать его перед свиньями. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

полу. Дюжий охранник подошел к письменному столу и включил магнитофон.
     Дверь в противоположном  конце  комнаты  отворилась.  Появился  Томас
Банкрофт. Это был высокий человек, тучный, но пышущий здоровьем.  Одет  он
был отменно, с хорошим вкусом. Седая грива, красивое, с  крупными  чертами
лицо и острые голубые  глаза.  Он  едва  заметно  улыбнулся  и  уселся  за
письменный стол.
     Его сопровождала женщина. Далгетти задержал на ней взгляд. Он никогда
ее не видел. Она была среднего роста, чуть  полноватая,  с  очень  коротко
подстриженными  белокурыми  волосами,  безо  всяких  следов  косметики  на
широком, славянского типа  лице.  Молодая,  в  хорошей  форме,  движущаяся
уверенным мужским шагом. Со своими  серыми  глазами  с  поволокой,  изящно
вздернутым носом и твердой  линией  рта  она  могла  бы  быть  красавицей,
пожелай она этого.
     "Одна из представительниц современного типа, -  подумал  Далгетти.  -
Машина во плоти и крови,  пытающаяся  быть  мужественнее  мужчины,  втайне
несчастная, хотя и не сознает этого и тем умножает свое несчастье".
     На мгновение в нем проснулись печаль, огромная  жалость  к  миллионам
представителей человеческого рода. Они  не  знали  себя,  дрались  друг  с
другом, как дикие животные, метались, замкнутые в кошмаре. Человек мог  бы
быть так велик, получи он только шанс.
     Он посмотрел на Банкрофта.
     - Вас я знаю, - сказал он, - но боюсь, что эта леди имеет передо мной
преимущество.
     - Моя  секретарша  и  главная  ассистентка,  мисс  Казимир.  -  Голос
политического деятеля был звучным - прекрасно  контролируемый  инструмент.
Он наклонился над письменным столом. Записывающее устройство у  его  локтя
зажужжало с назойливой, уверенной монотонностью.
     - Мистер Далгетти, - начал он. - Я хочу, чтобы вы поняли, что  мы  не
демоны. Есть вещи, слишком важные для того, чтобы вести игру по  правилам,
- вот и все. Ради них в прошлом происходило много  войн,  и,  может  быть,
снова скоро предстоит сражаться. Для  всех  было  бы  легче,  если  бы  вы
согласились сотрудничать с нами. Никто и никогда не узнает об этом.
     - Предположим, я отвечу на ваши вопросы, - отозвался Далгетти. -  Как
вы удостоверитесь, что я говорю правду?
     - Разумеется, неоскополамин. Не  думаю,  чтобы  вы  имели  иммунитет.
Конечно, это внесет  известные  неудобства,  но  мы,  несомненно,  узнаем,
отвечаете ли вы на наши вопросы правдиво.
     - И что потом? Вы отпустите меня?
     Банкрофт пожал плечами.
     - Почему бы и нет? Может  быть,  нам  придется  подержать  вас  здесь
некоторое время, но скоро все разъяснится и вы будете освобождены.
     Далгетти подумал. Даже он немногое мог против  наркотиков  правды.  А
были процедуры еще более радикальные, префронтальная  лоботомия  например.
Он вздрогнул. Жесткие путы ощущались сквозь тонкую одежду.
     Он взглянул на Банкрофта.
     - Что вы, собственно, хотите? - спросил он. - Почему вы работаете  на
Бертрана Мида?
     Углы тяжелых губ Банкрофта приподнялись в улыбке.
     - Мне казалось, что это вам надлежит отвечать на вопросы.
     - Буду ли я это делать или нет, зависит  от  того,  какого  рода  эти
вопросы, - огрызнулся Далгетти. "Протянуть время! Отдалить его,  мгновение
ужаса, отдалить его!"  -  Честно  говоря,  то,  что  я  знаю  о  Миде,  не
настраивает меня на дружеский лад. Но может быть, я ошибаюсь.
     - Мистер Мид - один из наиболее крупных исполнителей.
     - Угу. Он также стоит за большой группой политических фигур,  включая
и вас. Он настоящий босс движения акционистов.
     - Что вам об этом известно? - резко бросила женщина.
     - Это сложная  история,  -  замялся  Далгетти,  -  но  конечная  цель
акционизма -  претворение  в  жизнь...  мировоззрения  Мида.  Мы  все  еще
выздоравливаем от  последствий  мировых  войн.  Люди  повсюду  отходят  от

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.