Случайный афоризм
Стихи, даже самые великие, не делают автора счастливым. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1871 году родился(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

пор, пока ты не откажешься помогать нам.
     - Но что я сделал? - внезапный гнев  охватил  его.  -  Вы  не  можете
пичкать меня наркотиками - знаю свои права, - крикнул он.
     - Верховный Суд три года назад постановил, что в случаях,  касающихся
национальной безопасности, допустимы  методы  психического  вмешательства.
Разумеется, эти свидетельства не могут быть использованы в суде - пока. Но
это и не важно, - Сойер наклонился к Коскинену. - Где эта штука?
     - Какая? - Коскинена охватила дрожь.
     - Экранирующее устройство. Ты взял его с корабля  со  своим  багажом.
Где багаж?
     - Это почти единственный мой багаж, - пронеслось у него в  голове.  -
Что-что вам нужно, - услышал он свой заплетающийся шепот. -  Я...  никогда
не  воровал.  Я  только  хотел  иметь  его  при  себе...  пока  не  сделаю
официального сообщения.
     - Никто не считает тебя вором, - сказал человек  у  двери.  -  Просто
служба безопасности считает гаджет опасной штукой. Кто еще  знает  о  нем,
кроме других членов экспедиции?
     - Никто, - Коскинен облизнул губы. Страх  понемногу  начал  оставлять
его. - Он у меня здесь... в этой комнате.
     - Отлично. Давай его сюда.
     Коскинен прошел в кабинет и нажал кнопку. Стена скользнула в  сторону
и появилась кое-какая одежда, плащ и сверток, размером два на один фут. Он
был завернут во вчерашнюю газету и перевязан шнурком.
     - Вот, - сказал Коскинен.
     - И это все? - подозрительно спросил Сойер.
     - Устройство небольшое. Я покажу вам, - Коскинен наклонился, но Сойер
положил руку ему на плечо и оттянул назад.
     - Не надо. Держись подальше от него.
     Коскинен постарался подавить гнев, снова завладевший им. Он свободный
американский гражданин, который хорошо поработал для своей страны. Кто они
такие, эти плоскостопие, чтобы так обращаться с ним?
     Служба Безопасности, вот кто. Это заставило  его  содрогнуться.  Нет,
конечно, он мало знал о них, никогда не слышал, чтобы  они  хватали  людей
без вины. Но о Службе Безопасности всегда говорили приглушенным тоном.
     Сойер быстро осмотрел комнату.
     - Больше ничего, - кивнул он. - О'кей, Коскинен, расплатись  здесь  и
мы уходим.
     Коскинен начал складывать вещи в чемодан, а потом подошел к  телефону
набрал  номер  и  невразумительным  тоном  пробормотал,  что  чрезвычайные
обстоятельства вынуждают его срочно уехать. Затем он подписал чек и клерк,
принявший внизу его факсимиле спросил, не нужен ли ему носильщик.
     - Нет, благодарю, -  Коскинен  отключил  связь  и  посмотрел  в  лицо
агента, имени которого он так и не узнал. - Я надолго? - спросил он.
     - Я только работаю здесь, - агент пожал плечами. - Идем.
     Коскинен понес сам свой чемодан, а Сойер взял сверток. Второй человек
стоял возле стены, недвусмысленно держа руку в кармане. Скользящая дорожка
понесла их вдоль коридора. На третьем перекрестке они сели в лифт, который
поднял их прямо  на  крышу.  По  пути  им  встретились  девушка  и  юноша,
спускающиеся вниз. Ее полупрозрачная легкая  туника  переливалась  нежными
цветами, волосы ее были уложены в высокую прическу и спрыснуты  михалятом.
Смех  ее  показался  Коскинену  серебряными   колокольчиками,   звонившими
откуда-то издалека. Коскинен почувствовал себя таким  же  одиноким,  каким
чувствовал себя в ту ночь, когда стоял под  деревом  ночью  и  видел,  как
умирает его мать.
     Чепуха, сказал он себе. Все должно быть под контролем. Именно этого и
хочет Протекторат - контролировать все, сохранить города от радиоактивного
дыма. И Служба Безопасности не более чем служба разведки Протектората. Все
понятно. Ведь этот потенциальный барьер открывает возможности войн. Хотя и
не агрессивных. Или я ошибаюсь? Может быть Служба Безопасности -  или  сам
Харкус - хочет иметь твердую уверенность в этом вопросе?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.