Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

нее еще не развился. Когда с невидимого востока занялось серое утро,  Арюк
увидел, что дочь истекает кровью. Дождь смывал ее в торфяной мох. Лицо  ее
подалось вверх, взгляд стал слепым. От  Дараку  остался  лишь  прерывистый
голос. Последние его звуки дребезжаще нарушили тишину.
     - Ребенок тоже мертв, - сказал Баракун.
     - Так всегда бывает, - пробормотал Арюк. - Не знаю, что я должен  был
сделать.
     Вдали протопал мамонт. Ветер  крепчал.  Похоже,  что  лето  наступало
холодное.


     Отряд Патруля прибыл позже, безлунной  ночью,  чтобы  выполнить  свою
работу по возможности быстро  и  бесшумно  и  так  же  исчезнуть.  Местные
обитатели вскоре узнают, что произошло еще одно удивительное  событие,  но
лучше, если они не будут его свидетелями. Как всегда, минимальный контакт.
     Ванда Тамберли, правда, могла прибыть на место  лишь  после  восхода.
Роллер доставил ее непосредственно внутрь специально возведенного  жилища.
Сердце билось глухо, она слезла  с  аппарата  и  огляделась  по  сторонам.
Убежище Ванды, сделанное из прозрачных и полупрозрачных  материалов,  было
светлым.  Привычные  ей  предметы  расставлены  довольно   аккуратно.   Ей
потребовалось совсем немного времени,  чтобы  переставить  все  по  своему
вкусу.
     "Первым делом осмотрим окрестности", - подумала она.
     Ванда потеплее оделась, набросила непромокаемый плащ и шагнула  через
порог. Стояла осень того года, когда она покинула Берингию, проведя  всего
несколько недель в двадцатом  веке  до  возвращения  сюда.  Астрономически
время года не слишком ушло вперед, но здесь, в  субарктических  широтах  в
ледниковый период, снег мог пойти в  любую  минуту.  Утро  сияло  холодным
светом. Ветер свистел над пожухлой травой. На севере  и  на  юге  горизонт
обрамляли  холмы.  Глыба  валунной  глины,  которую  оставил  после   себя
отступивший ледник, нависла над ее убежищем и домом Корвина.  У  основания
глыбы пробивался ключ. Ванда скучала по морю и  карликовым  деревцам,  что
окружали ее первое жилище в Берингии. Птицы кружили у нее над головой,  их
было немного, и принадлежали они к другим, внутриматериковым  видам.  Дома
специалистов Патруля почти касались друг друга. Корвин показался на пороге
своего дома, одетый в хаки - плащ  и  высокие  ботинки,  все  с  иголочки.
Корвин сиял.
     - Добро пожаловать! - произнес он, протягивая ей руку. - Как вы  себя
чувствуете?
     - Все в порядке,  спасибо,  -  ответила  Тамберли.  -  Как  вы  здесь
поживаете?
     Брови его поднялись.
     - Неужели вы не познакомились с моими отчетами? - игриво спросил  он.
- Я потрясен и опечален. А я-то страдал, сочиняя их.
     "Вот именно, сочиняя, - подумала Ванда. - Хотя, спорить  трудно,  они
действительно представляют собой научную  ценность,  а  изящное  изложение
совсем не вредит им. Глянец наведен везде, где только можно. Я,  вероятно,
предвзято сужу об отчете".
     -  Конечно,  я  просмотрела  их,  -  отозвалась  она,  заставив  себя
улыбнуться. - Включая и ваши возражения по поводу моего нового  назначения
сюда.
     Корвин держался дружелюбно.
     - Я не собирался оказывать на вас давление, агент Тамберли.  Надеюсь,
вы это понимаете. Я просто  думал,  что  ваши  проекты  внесут  совершенно
ненужные осложнения, включая и риск для вашей собственной жизни. Я взял на
себя  слишком  много  и,  вполне  вероятно,  ошибся.  Видимо,  мы  отлично
сработаемся. Чисто по-человечески,  разве  могу  я  быть  счастливее,  чем
сейчас, находясь в таком обществе, как ваше?
     Тамберли поспешила обойти этот вопрос стороной.
     - Без лишних эмоций, сэр. Мы же не  можем  реально  сотрудничать,  вы

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.