Случайный афоризм
Ещё ни один поэт не умер от творческого голода. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1938 году скончался(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     "Прирожденный лидер, никаких сомнений. Осанка просто  царственная,  и
до чего хорош собой!"
     Не последовало ни дебатов, ни  голосования.  Ванайимо  не  признавали
подобных обычаев, в них просто не было нужды. Они зависели  от  шамана  во
всем, что касалось сверхъестественного или заговоров против болезней, но в
то же время они не баловали его излишним почтением и поглядывали  на  него
искоса  -  холостой,  малоподвижный,  странный  человек.  Тамберли  иногда
припоминала знакомых католиков, которые хоть и уважали своих пастырей,  но
никогда не раболепствовали перед ними и  часто  возражали  своим  духовным
наставникам.
     Ее предложение прошло, как тихая волна, его приняли душой, не облекая
согласие в слова. Ответствующий сидел на полу, скрестив ноги, надвинув  на
голову капюшон из оленьей кожи и всем своим  видом  выражая  недовольство.
Мужчины столпились вокруг Красного Волка, чтобы полюбоваться обретенной им
диковинкой. Теперь Тамберли могла уйти.
     Корвин догнал ее у выхода. Он молча простоял в дальнем углу  комнаты,
словно  случайно  забредший  на   совет   посторонний   человек,   вежливо
дожидающийся конца собрания. Даже в тусклом свете костра она  видела,  как
сурово его лицо.
     - Зайдите ко мне! - приказал он.
     Ванда сдержала возмущение. Впрочем, она предполагала  что-то  в  этом
духе.
     Дверь была без петель, но тщательно подогнанная  к  входному  проему.
Материалом для нее  послужили  палки,  шкура,  ивовая  лоза,  мох.  Корвин
отодвинул дверь, но ветер рвал ее из рук. Они с Вандой вышли на  улицу,  и
он вставил дверь на место. Накинув капюшоны и поплотнее  запахнув  куртки,
они двинулись  в  сторону  лагеря.  Ветер  неистовствовал,  бил,  царапал,
оглушающе ревел. Снег затмевал  все  вокруг.  Чтобы  не  сбиться  с  пути,
Корвину потребовался похожий на компас индикатор направления.
     Когда они  добрались  до  своего  приюта,  оба  закоченели.  Непогода
бушевала, сотрясая  стены  дома.  Все  предметы  содрогались  и  выглядели
хрупкими и невесомыми.
     Когда Корвин заговорил, они по-прежнему стояли друг против друга.
     - Ну что же, - сказал он, -  я  оказался  прав.  Патруль  должен  был
держать вас дома.
     Тамберли собралась с мыслями.
     "Никакой дерзости, своеволия, только твердость. Он выше по положению,
но  он  не  мой  начальник.  И  Мэнс  говорил  мне,  что   Патруль   ценит
независимость, когда она подкреплена профессионализмом".
     - Что я сделала неправильно... сэр? - произнесла она как можно  мягче
в неистовом шуме бурана.
     - Вы  сами  прекрасно  знаете!  -  отрезал  Корвин.  -  Недозволенное
вмешательство.
     - Не думаю, что я его совершила, сэр. Ничего, что  могло  бы  оказать
более  значительное  влияние  на  события,  чем  это  делает   само   наше
присутствие здесь.
     "И все это уже в прошлом. Мы "всегда" были лишь маленьким  фрагментом
предыстории".
     - В таком случае почему вы предварительно не согласовали этот  вопрос
со мной?
     "Потому, что ты, конечно, запретил бы мне, и я ничего  не  смогла  бы
сделать".
     - Простите, если я обидела вас. Честное слово, у меня не было  такого
намерения.
     "Ха!" - воскликнула про себя Ванда.
     - Хорошо, положим, я поступила неправильно.  Какая  в  том  беда?  Мы
общаемся с этими людьми. Говорим с ними, бываем среди них,  пользуемся  их
проводниками, сами ходим  с  ними,  а  в  знак  признательности  дарим  им
безделушки из будущих времен. Так ведь? Живя среди тулатов, я  делала  для
них гораздо больше и на протяжении более  долгого  времени.  Штаб-квартира

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.