Случайный афоризм
Задержаться в литературе удается немногим, но остаться - почти никому. Корней Иванович Чуковский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

помыкавших тулатами. Но ведь  я  не  из  народа  Тула,  я  лишь  случайный
свидетель этих древних, несчастливых, далеких событий,  которые  произошли
за тысячи лет до моего рождения.
     Корвин, мерзавец, прав. Служащие Патруля должны быть закаленными. Чем
крепче,  тем  лучше.  Теперь  я  понимаю,  почему  Мэнс  порой  неожиданно
становится тихим, смотрит мимо,  потом  трясет  головой,  словно  пытается
избавиться  от  каких-то  мыслей,  и  затем  вдруг  становится   чрезмерно
великодушным".
     Она стукнула кулаком по колену. "Я еще новичок в этой  игре.  Во  мне
слишком много гнева и печали. Особенно гнева. Что с этим  делать?  Если  я
хочу остаться здесь на некоторое время, стоит как-то поладить с  Корвином.
М-да, я выказала чересчур бурную реакцию, теперь я это  понимаю.  В  любом
случае, я должна взять себя в руки, а потом уже думать, что предпринять. Я
должна покончить с тем, что засело во мне как болезнь.
     Но как? Долгая, долгая прогулка? Пожалуй. Правда, сейчас ночь. Ну  да
ничего, перенесусь в утро. Только не нужно, чтобы кто-нибудь заметил меня.
Сильные эмоции  могут  подсказать  им  неверные  идеи.  Ладно,  отправлюсь
куда-нибудь, в какое-нибудь другое время,  лишь  бы  подальше  отсюда,  на
берег моря или в тундру, а может... Боже!.."
     У Ванды даже дух перехватило.


     Сквозь падающий снег проступало серое утро. Все вокруг погрузилось  в
белизну и безмолвие. Воздух немного потеплел. Арюк сидел,  сгорбив  спину.
Снег почти запорошил его. Он, может, поднимется на ноги и  пойдет  вперед,
но только не сейчас, - а может, вообще никогда.  Арюк  уже  не  чувствовал
голода, рана жгла, как уголья костра, а ноги за ночь налились  неимоверной
тяжестью. Когда с непроглядного неба сошла женщина, он застыл в изумлении.
     Она слезла с какой-то неведомой штуки, подошла и  встала  перед  ним.
Снег покрывал ее голову. Снежинки на лице таяли и стекали слезами.
     - Арюк, - прошептала она.
     Он дважды пытался что-то  сказать,  но  из  горла  вырывалось  только
невнятное клокотанье.
     - Ты тоже пришла за мной? -  наконец  вымолвил  он  и  поднял  тяжело
поникшую голову. - Ну вот он я.
     - О, Арюк!
     - О чем ты плачешь? - удивленно спросил он.
     - О тебе.
     Она проглотила подступивший к горлу комок, вытерла глаза, синие,  как
лето, выпрямилась и посмотрела на него более спокойно.
     - Тогда, выходит, ты до сих пор друг "мы"?
     - Я... я всегда была вашим другом,  -  она  опустилась  на  колени  и
крепко обняла Арюка, - и всегда им буду.
     Его дыхание стало свистящим. Ванда отпустила его.
     - Очень болит? Бедный...
     Она осмотрела перевязанную руку и покрытое  коркой  запекшейся  крови
плечо.
     - Ужасная рана. Разреши, я помогу тебе?
     В его глазах слабо вспыхнула радость.
     - Ты поможешь Тсешу и детям?
     - Если смогу... Да,  обязательно.  Но  сначала  тебе.  Держи.  -  Она
пошарила в  кармане  и  вытащила  вещь,  уже  знакомую  Арюку,  Прекрасную
Сладость.
     Здоровой рукой и зубами  он  разорвал  обертку.  Жадно  откусил.  Тем
временем она достала коробку с той штуки, на которой приехала. Он  знал  о
разных коробочках, потому что прежде видел, как она  ими  пользуется.  Она
вернулась, вновь опустилась на колени, обнажила руки.
     - Не бойся, - сказала она.
     - Я ничего не боюсь, когда ты рядом.
     Арюк облизнул губы. Пальцами ощупал рот, чтобы убедиться, не осталось

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.