Случайный афоризм
Моя родина там, где моя библиотека. (Эразм Роттердамский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Г-гонцы... выкрикивали весть народу.
     Звук, прорвавшийся сквозь  шум  Палермо,  заглушил  их.  Блуждая  меж
городских стен, он вырвался в гавань. Вольстрап  знал  этот  звук.  И  все
знали. Погребальный звон кафедральных колоколов.
     Несколько мгновений Вольстрап стоял  неподвижно.  Где-то  вдалеке  он
увидел подмастерьев на их рабочих местах, осеняющих себя крестом - католик
клал кресты слева направо, православный - справа налево.  До  него  дошло,
что и ему следует сделать то же. Это вывело Вольстрапа из  оцепенения.  Он
обернулся к пареньку-греку, самому рассудительному из учеников.
     - Михаил, - приказал он, - беги поскорее и  разузнай,  что  на  самом
деле случилось, да не мешкай, возвращайся!
     - Слушаю, мастер! - отозвался ученик. - Они должны  огласить  новость
на площади.
     Грек убежал на улицу.
     - Займитесь работой, Козимо, и ты, Одо.  Забудь,  за  чем  я  посылал
тебя, - продолжал Вольстрап. - Сегодня мне это уже не понадобится.
     Разыскивая  что-то  в  дальней  части  лавки,   он   услышал   рокот,
перекрывший звон колоколов.  Не  обрывки  разговоров,  песни,  шаги,  стук
копыт, скрип колес, биение пульса  города,  а  крики,  стоны,  молитвы  на
латинском, греческом, арабском, еврейском и целом наборе местных наречий -
страх, объявший все окрест.
     "Ja, det er nok sandt" [Да, это пожалуй, правда (лат.)]. Он  заметил,
что в мыслях невольно переключился на датский. Слух, вероятно, не  ложный.
И если так, то лишь ему одному ведомо, насколько это ужасно.
     Догадывался Вольстрап и о причине событий.
     Он вышел в маленький сад с бассейном в мавританском  стиле.  Дом  был
построен в  те  времена,  когда  Сицилией  правили  сарацины.  Купив  дом,
Вольстрап приспособил его для торговли и для жизни  -  он  не  намеревался
держать гарем подобно большинству состоятельных норманнов. Вместо этого  в
недоступной прежде для посторонних  глаз  части  дома  оборудовали  склад,
кухню, спальни для учеников и слуг,  помещения  для  разных  хозяйственных
нужд. Лестница вела на верхний этаж, где  жил  он  сам  с  женой  и  тремя
детьми. Вольстрап поднялся к себе.
     Жена - маленькая смуглая женщина - встретила его в галерее.  Несмотря
на полноту и седину в темных волосах, она выглядела очень  привлекательно.
Он заглянул в ее зрелые годы  прежде,  чем  вернуться  в  ее  молодость  и
предложить ей руку. Это несколько нарушало законы Патруля Времени,  но  он
прожил  с  нею  долгую  жизнь.  Жена  была   необходима   для   соблюдения
общественных приличий, для семейных отношений, для уюта домашнего очага и,
конечно, для тепла в постели, поскольку по характеру Вольстрап принадлежал
к однолюбам, а не к дамским угодникам.
     - Что случилось, мой господин? - ее вопрос прозвучал по-гречески.
     Она,  как  и  большинство  уроженцев  Сицилии,  владела   несколькими
языками, но сегодня обратилась к языку своего детства.
     "Как и я", - подумал Вольстрап.
     - В чем дело?
     - Боюсь, весть печальная, - ответил он. - Проследи, чтобы в  доме  не
началась паника.
     Она приняла католичество, чтобы выйти замуж за Вольстрапа, но сейчас,
забывшись, перекрестилась по восточному обряду. Он по  достоинству  оценил
цельность ее натуры, проявившуюся в этот момент.
     - Как прикажет мой повелитель.
     Вольстрап улыбнулся и, взяв жену за руку, сказал:
     - Не волнуйся за нас, Зоя. Я обо всем позабочусь.
     - Я знаю.
     Жена поспешно вышла. Он проводил ее взглядом.
     "Если бы века мусульманского господства  не  превратили  женщин  всех
вероисповеданий в таких забитых существ, каким прекрасным другом могла  бы
стать Зоя", - неожиданно подумал  он.  Но  она  прекрасно  выполняла  свои
обязанности, ее родня неизменно помогала ему в торговле, и...  он  не  мог

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.