Случайный афоризм
Поэты - единственные настоящие любовники женщин. Марина Цветаева
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Не сомневаюсь. Но, я уверен, правитель  будет  недоволен  тем,  что
слово, предназначенное только ему, начнет гулять по улицам.
     Мати нахмурился. Заметив его сомнения, Денисон продолжил наступление.
Они стали быстрее понимать  друг  друга  на  своих  различных  французских
языках. Фокус заключался в том, что говорить надо было подобно американцу,
который вызубрил учебник, но никогда не слышал живого языка.
     Будет  противоестественно,  если   монах,   столкнувшись   со   столь
невероятной ситуацией, не воспользуется случаем выслужиться перед властью.
В конце концов, правитель всегда успеет отослать пленника на допрос.
     - Кого ты называешь правителем?  -  спросил  Мати.  -  Святого  Отца?
Почему в таком случае ты не отправился в Рим?
     - Ну тогда король...
     - Король?
     Денисон понял, что допустил ошибку. Видимо, монарх,  если  таковой  у
них имелся, не располагал высшей властью. Он торопливо продолжил:
     - Ну да, король. Я просто хотел сказать, что короли часто встречаются
в различных странах.
     - Да, среди русских варваров. Или в тех землях черных дикарей, что не
признают власти халифа.  -  Шишковатый  указательный  палец  Мати  пронзил
воздух. - Куда ты направлялся на самом деле? Отвечай, Кит Денисон!
     - В Париж, во Францию. Это ведь Париж? Позвольте мне закончить мысль.
Я разыскиваю высшее духовное лицо на этой... территории. Я  ошибся?  Разве
он находится не в городе?
     - Архикардинал? - выдохнул Мати, в то время как нервозность на  лицах
стражников сменилась благоговейным трепетом.
     Денисон решительно кивнул.
     - Разумеется, архикардинал!
     "Что еще за сан такой?"
     Мати отвернулся в сторону. В  его  пальцах  защелкали  бусины  четок.
После затянувшейся паузы он торопливо произнес:
     - Посмотрим. Веди себя осмотрительно. За тобой будут наблюдать.
     Он повернулся спиной  к  Денисону,  зашуршал  облачением  по  полу  и
удалился.
     Денисон бессильно рухнул на тюфяк.
     "Допустим, я выиграл немного времени, прежде чем они  поволокут  меня
на дыбу, зажмут пальцы в тиски или используют  что-нибудь  пострашнее  тех
приспособлений,  что   были   изобретены   в   средневековье.   Что-нибудь
современное. Если только я  не  попал...  Нет,  не  может  быть",  -  вяло
размышлял Денисон.
     Когда надсмотрщик в сопровождении  вооруженной  стражи  принес  хлеб,
воду и жирную похлебку, Денисон поинтересовался, какой сегодня день.
     - Святого Антония,  одна  тысяча  девятьсот  восьмидесятого  года  от
Рождества Христова.
     Слова эти забили  последний  гвоздь  в  крышку  гроба,  прихлопнувшую
Денисона.
     Но тут же в глубине отчаяния мелькнула слабая искорка надежды. Не все
еще потеряно, возможно спасение или... Предаваться отчаянью  бесполезно  и
опасно, оно может парализовать волю.  Лучше  не  терять  головы  и  каждую
секунду быть готовым к броску за любой крохой удачи.
     Ежась от ночного холода на убогом ложе, Денисон пытался строить планы
действий, хотя получались у него лишь наброски. Прежде  всего  нужно  было
добиться покровительства большого босса, диктатора - короче, этого  самого
архикардинала. Значит, следует убедить его в том, что пришелец  не  только
не опасен, но, напротив, потенциально ему полезен или,  по  крайней  мере,
представляет собой некий интерес. Денисон не мог раскрыть, что он является
путешественником во времени: не позволяла  психологическая  блокировка.  И
скорее всего, никто в этом мире просто не сможет понять  истинной  правды.
Однако ему едва ли удастся отречься от того, что  он  возник  из  воздуха,
хотя  можно  сослаться  на  замешательство  свидетелей  и  неточность   их
показаний. Из слов Мати следует,  что  здешние  люди,  даже  образованные,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.