Случайный афоризм
Мы не знали, что стихи такие живучие. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Потрясающе, - сказал Эверард с американским акцентом. -  Во  всяком
случае, для меня.
     - Воистину, - отозвалась Ванда. - Вы были так  любезны,  когда  взяли
меня сюда и сделали все, чтобы я вновь обрела покой.
     - Ерунда, для меня это  удовольствие.  Помимо  всего  прочего,  вы  -
натуралист. Ввели меня, так сказать, в жизнь  дикой  природы.  Никогда  не
видел ничего подобного и, тем более, не мечтал увидеть.
     Они охотились на мамонта, северного оленя и дикую лошадь, только не с
ружьем, а с камерой. Рожденная в Калифорнии во второй  половине  XX  века,
Ванда очень неодобрительно относилась к настоящей охоте. Он, правда, вырос
в другой среде и в иное время.
     Не то чтобы это имело значение. Хотя...
     "Со дня нашей первой встречи - ей тогда  было  двадцать  один  -  она
стала старше лет на пять, не больше. А на сколько постарел я?"
     Лечебное  омоложение,  конечно,  помогало,  но  Эверарду  совсем   не
хотелось сейчас подсчитывать свои годы.
     - Мне почему-то... - Она проглотила  подступивший  к  горлу  комок  и
отвернулась в сторону. Потом  выпалила  скороговоркой:  -  Мне  совсем  не
хочется уезжать.
     Пульс у Эверарда забился неровно.
     - В этом нет нужды. Вы сами знаете.
     - Но я должна. Не так много времени  мне  отпущено,  чтобы  забыть  о
семье.
     Родители и сестра никогда не узнают, что  Ванда  путешествует  сквозь
века, тогда как их собственные годы на земле не составят и сотни лет.  Для
них жизнь от начала до конца проходит по прямой.
     - А еще я должна, вернее,  я  хочу,  прежде  чем  вернусь  к  работе,
повидаться с дядей Стивом. -  Ее  дядя,  тоже  агент  Патруля,  работал  в
викторианской Англии.
     Она могла провести в отпуске годы своей жизни, а  затем  вернуться  в
базовый лагерь спустя минуту после отбытия,  но  агенты  никогда  этим  не
злоупотребляли. Каждый из  них  считал  себя  в  какой-то  мере  обязанным
Патрулю и платил годами собственной  жизни.  Кроме  того,  продолжительный
отрыв от работы выбивает сотрудника Патруля  из  привычной  колеи,  а  это
смертельный риск для жизни агента или, того хуже, коллеги.
     - Ладно, я понял, - вздохнул Эверард. -  Он  решился  задать  вопрос,
которого  они  избегали  на  протяжении  всего  отдыха:  -  Можем  ли   мы
договориться о новой встрече?
     Ванда рассмеялась и взяла Эверарда за  руку.  Какой  теплой  была  ее
ладонь!
     - Конечно.
     Она посмотрела  в  глаза  Эверарда.  В  угасающем  свете  он  не  мог
рассмотреть синеву ее глаз. Четкий овал лица,  коротко  стриженные  волосы
цвета янтаря - она была всего на ладонь  ниже  Эверарда,  а  он  отличался
высоким ростом.
     - По правде говоря, я надеялась... Но не хотела навязываться.  Только
не говорите, что вы смущены.
     - М-м, ладно...
     Он никогда не отличался красноречием. Как теперь объясниться? Эверард
и сам себя не понимал.
     "Разница между ее и моим положением... Наверно,  я  боюсь  показаться
снисходительным или, еще хуже, властным.  Ведь  ее  поколение  женщин  так
гордится своей независимостью".
     - Я - типичный старый холостяк. А перед вами огромное поле для  игры,
если захотите.
     Ванда откровенно наслаждалась вниманием, которое  уделяли  ей  другие
мужчины, отдыхавшие здесь -  интересные,  жизнерадостные,  привлекательные
люди из самых разных эпох. А Эверард - просто американец двадцатого века с
неторопливой речью, невзыскательными вкусами  и  лицом  много  повидавшего
воина.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.