Случайный афоризм
Для того чтобы быть народным писателем, мало одной любви к родине, - любовь дает только энергию, чувство, а содержания не дает; надобно еще знать хорошо свой народ, сойтись с ним покороче, сродниться. Николай Александрович Островский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Ванда фыркнула:
     - Подозреваю, что у вас  поле  не  меньше  -  ведь  вам  открыта  вся
история. И не отрицайте. Было бы ненормально, если бы вы  не  пользовались
время от времени ситуацией.
     "А ты?.. Впрочем, это не мое дело", - подумал Эверард.
     - Я ни в коем случае не обвиняю вас  в  злоупотреблениях  или  еще  в
чем-то, - торопливо добавила Ванда. - Я знаю, вы этого не сделаете. И меня
удивило и взволновало, когда после Берингии вы  не  порвали  отношений  со
мной. Неужели вы думали, что мне тоже не хочется новой встречи?
     Он едва не заключил ее в объятия.
     "Но ждет ли она этого? Боже, наверно, да".
     Но нет. Это будет ошибочный шаг. Она  слишком  открыта  душой.  Пусть
сама разберется в своих мыслях и чувствах. Да и ему нужно понять, чего  он
все-таки хочет.
     "Будь признателен за эти две недели, подаренные тебе здесь, парень".
     Он сжал свободную руку в кулак и пробормотал:
     - Отлично. Куда бы вам захотелось поехать в следующий раз?
     "Чтобы поближе познакомиться", - добавил он про себя.
     Ванда, похоже, тоже сочла обмен банальностями спасением.
     - Надо подумать. Какие будут предложения?
     Они вошли в дом, поднялись на  веранду  и  оказались  в  гостиной.  В
огромном камине потрескивало пламя. Над  ним  причудливо  извивались  рога
ирландского  лося.  На  противоположной  стороне  висел  отлитый  из  меди
геральдический щит с символическими песочными часами -  эмблемой  Патруля.
Ее миниатюрная копия украшала и служебную форму, которую сотрудники носили
крайне редко. В комнате, в ожидании  ужина,  сидели  их  коллеги  -  пили,
разговаривали, играли в шахматы или го, несколько человек собрались в углу
у рояля, над которым порхали звуки шопеновского скерцо.
     Агенты старались попасть сюда на отдых с теми, с кем  они  сблизились
за время работы. Сегодняшняя пианистка, однако, родилась в XXXII  веке  на
орбите Сатурна. Служащие Патруля всегда питали  любопытство  к  незнакомым
эпохам и порой слушали рассказы о каких-то сторонах  неведомой  им  жизни,
как завороженные.
     Эверард и Тамберли перекинули плащи через руку. Ванда обошла комнату,
прощаясь со всеми. Эверард подошел к пианистке.
     - Вы остаетесь? - спросил он на темпоральном.
     - Еще на несколько дней, - ответила пианистка.
     - Прекрасно, я тоже.
     Пианистка подняла на Эверарда голубые глаза. Затем белая как алебастр
голова, совершенно лысая - нет, не  альбинос,  нормальный  продукт  генной
технологии - снова склонилась над клавишами.
     - Если желаете облегчить сердце, у меня есть дар успокоения.
     - Знаю. Спасибо.
     Вряд ли  ему  хотелось  чего-то  большего,  чем  обычная  беседа,  но
предложение прозвучало великодушно.
     Тамберли вернулась к Эверарду. Он проводил Ванду до ее комнаты.  Пока
он ждал  в  коридоре,  она  переоделась  в  привезенное  с  собой  платье,
подходящее для Сан-Франциско 1989 года, и упаковала вещи. Они спустились в
подземный гараж. Залитые холодным  белым  светом,  роллеры  стояли  рядами
наподобие  бесколесных  футуристических  мотоциклов.  На  один   из   них,
закрепленный за нею, Ванда погрузила свой багаж и повернулась к Эверарду:
     - Ну что же, au revoir, Мэнс, - произнесла  она.  -  Штаб-квартира  в
Нью-Йорке, полдень, четверг, десятое апреля 1987 года. Договорились?
     Испытывая некоторую неловкость, они условились о встрече.
     - Договорились. Я, видимо, возьму билеты на "Призрак оперы". Берегите
себя.
     - И вы, Мэнс.
     Она приблизилась к нему. Поцелуй получился долгим и страстным.
     Эверард отступил, тяжело дыша. Слегка взъерошенная Ванда  уселась  на
роллер, улыбнулась, махнула рукой, коснулась пульта управления и мгновенно

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.