Случайный афоризм
Наша эпоха опасно играет печатными силами, которые похуже взрывчатых веществ. Альфонс Доде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

навстречу летнему дню. В  него  влетал  городской  шум  -  грохот,  скрип,
скрежет, голоса, свист, звон. Через это же  окно  в  комнату  проникали  и
запахи домашних очагов, конского  навоза,  отхожих  мест  и  кладбища.  По
другую сторону узкой, грязной, суматошной улицы  Эверард  видел  красивый,
наполовину обшитый деревом фасад - за домом вздымались башни кафедрального
собора.
     -  Добро  пожаловать,  Herr  Freiagent  [господин   агент-оперативник
(нем.)], милости просим! - Отто Кох плавным  жестом  указал  на  графин  и
кубки на столе. - Не отведаете ли вина? Отличный год.
     Он был немцем - родился в 1891 году,  изучал  средневековую  историю,
когда его призвали в армию Второго Рейха в 1914 году; в Патруль поступил в
послевоенный период, полный горечи и разочарования. Годы,  проведенные  на
службе в Патруле, превратили его в благополучного господина средних лет, с
небольшим брюшком, прикрытым отороченным мехом камзолом.  Наружность  эта,
однако, была обманчивой. Пост директора базы не мог занимать  человек,  не
обладающий достаточным опытом и широкими познаниями.
     - Спасибо, позже, - отозвался Эверард. - Могу ли я закурить?
     - Табак? О да! Нас никто не потревожит, - Кох  рассмеялся  и  показал
рукой на чашу. - Это моя пепельница. Люди знают,  что  я  возжигаю  в  ней
палочки из редкого  восточного  дерева,  когда  хочу  заглушить  городское
зловоние. Богатый купец может позволить себе такую роскошь.
     Из специальной коробки, украшенной ликом святого, он достал сигару  и
зажигалку. Эверард отказался от предложенной сигары.
     - У меня есть свои привязанности, если вы не возражаете. - Он вытащил
трубку из вереска и кисет. - Но, полагаю,  вы  не  часто  позволяете  себе
такое.
     - Нет,  сэр.  И  без  того  трудно  должным  образом  выполнять  свои
обязанности.  Как  вы  понимаете,  значительную  часть  времени  поглощает
пребывание на людях, так сказать, мой имидж. Заботы гильдии, нужды церкви,
всего не перечислить.
     Кох прикурил Сигару и с блаженным видом откинулся на спинку стула. Им
не было  нужды  волноваться  о  вреде  никотина.  Иммунизация  сотрудников
Патруля, основанная на отличных  от  вакцинации  принципах,  предотвращала
рак, атеросклероз,  а  также  инфекционные  заболевания,  свирепствовавшие
веками.
     - Чем могу быть полезен?
     Эверард, мрачнея на глазах, объяснил суть дела.
     Лицо Коха исказил ужас.
     - Что?! В этом году, сейчас - л-ликвидация? Но это... это неслыханно!
     - Считайте, что вы ничего и не слышали. Необходимо  все  сохранить  в
абсолютной тайне. Ясно?
     Привычка к двойной жизни взяла верх. Кох перекрестился  раз,  другой,
третий. А может, он просто был истовым католиком?
     - Не пугайтесь, - медленно произнес Эверард.
     Озабоченность Коха вытеснила изумление.
     - Совершенно естественно, что я тревожусь за работников,  друзей,  за
семью, которая у меня в этой эпохе.
     - Никто из вас не исчезнет в критический момент. Вот  только  визитов
из будущего больше не будет, и никаких новых постов, начиная с этого года.
     Бездна разверзлась на глазах у Коха. Он откинулся на спинку стула.
     - Будущее, - прошептал он. - Мое детство, родители, братья, все, кого
я так любил дома. Я не смогу их больше  видеть?  Они  поверили,  что  я  в
Америке, и я встречался с ними, несколько раз приезжал  в  Германию,  пока
Гитлер не пришел к власти... Позже я не появлялся.
     Кох заговорил на немецком языке XX  века,  но  ни  один  язык,  кроме
темпорального, не имел грамматики, подходившей для путешествий во времени.
     - Вы можете помочь мне восстановить все, что мы  утратили,  -  сказал
Эверард.
     Кох удивительно быстро овладел собой.
     - Прекрасно. Я в вашем распоряжении. Простите мне минутную  слабость.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.