Случайный афоризм
Поэтами рождаются, ораторами становятся. Марк Туллий Цицерон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вырвался сквозь зубы Новака.
     Мужчина, стоявший перед ними, был лет сорока,  худощавый,  с  темными
волосами, серебрящимися на висках. Атлетического сложения тело облачено  в
кожаный дублет поверх рубашки и узкие штаны. В руке он  держал  обнаженный
меч. За его спиной застыли еще четверо вооруженных клинками  и  алебардами
людей.
     "Ого-го! Целое сборище!"
     - Что случилось,  синьор  Джакомо?  -  Эверард  вовремя  опомнился  и
заговорил на германском диалекте. - Чем обязаны такой чести?
     - Ни с места! - скомандовал рыцарь.
     Он прекрасно владел  и  этим  языком.  Его  клинок  качнулся  вперед,
готовый пронзить или разрубить врага.
     - Не двигаться! Иначе смерть!
     "А мы, естественно, оставили свое оружие в дворцовой  оружейной!  При
нас только столовый нож. Ну и, может быть, еще острота ума..."
     - В чем дело, сэр? - задиристо спросил Эверард.  -  Мы  -  гости  Его
Светлости. Вы забыли?
     - Молчать! Руки перед собой! Выходите в коридор!
     В ход пошли алебарды. Острие  одной  из  них  почти  коснулось  горла
Эверарда. Одно движение, и это такая же верная смерть, как от выстрела  из
пистолета, только шума будет меньше. Джакомо отступил на  несколько  шагов
назад.
     - Синибальдо, Германн! - Голос его звучал  мягко,  но  тем  не  менее
заполнил собой все пространство каменного коридора. -  Следуйте  за  ними,
каждый пусть стережет одного. И снимите с них медальоны, которые  висят  у
них на шее, под одеждой. - Затем арестованным: - Будете  сопротивляться  -
вы мертвы!
     - Наши передатчики, - прошептал Новак на темпоральном языке.  -  Холл
ничего про нас не сможет узнать.
     - Никаких тайных языков! - отрезал Джакомо. И с  усмешкой,  леденящий
холод которой обнаруживал едва сдерживаемое злорадство, добавил:  -  Скоро
мы вызнаем все ваши тайны!
     - Это реликвии, - произнес Эверард в отчаянии. - Неужели вы  отберете
у нас святыни? Берегитесь божьего гнева, сир!
     - Святыни ереси или магии? - отпарировал  Джакомо.  -  За  вами  вели
более пристальное наблюдение, чем  вы  предполагали.  Мы  видели,  что  вы
бормотали в них что-то, совсем не похожее на молитву. К кому вы взывали?
     - Это исландский обычай.
     Эверард почувствовал руку  на  шее,  потом  на  груди,  и  цепочка  с
медальоном скользнула над его головой. Стражник, отобрав и нож,  сразу  же
отошел.
     - Разберемся. А теперь вперед! И тихо.
     - По  какому  праву  вы  нарушаете  гостеприимство,  оказываемое  нам
императором? - требовательно спросил Эверард.
     - Вы - лазутчики и,  похоже,  колдуны.  Вы  солгали,  сказав,  откуда
приехали. - Джакомо поднял свободную руку. - Нет! Я сказал, молчать! - Он,
должно быть, хотел на корню пресечь  любые  попытки  сопротивления,  сразу
заставив их подчиняться. - У меня с самого  начала  появились  подозрения.
Ваши рассказы звучали не  совсем  правдоподобно.  Я  кое-что  знаю  о  тех
землях, из которых якобы  происходишь  ты,  называющий  себя  Мунаном.  Ты
достаточно хитер и  умен,  чтобы  провести  Пьеро  делла  Винья,  -  если,
конечно, не он сам тебе платит. Я пригласил твоего напарника и вытянул  из
него все, что ему известно. - Низкий, торжествующий смех.  -  То,  что  он
якобы знает. Ты сошел на берег в Дании, Мунан, и нашел  его  на  пристани,
где он провел какое-то время. Так ведь? А он плел о раздорах между королем
и его братом, между королем и епископом.
     - О боже, сэр! - простонал Новак на темпоральном. - Я  не  знал,  как
лучше поступить, поэтому пытался выставиться невеждой, но...
     Прежде чем Джакомо открыл рот и велел Новаку замолчать, тот,  овладев
собой, произнес на германском:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.