Случайный афоризм
Поэтами рождаются, ораторами становятся. Марк Туллий Цицерон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

быть, я обманываюсь, но мне показалось, что Бартоломео относится к ней как
к личности - до определенной степени, конечно. И что бы ни случилось,  это
по крайней мере не убийство".
     Лошади стояли наготове на улице. Лоренцо не совсем точно выразил свою
мысль, когда сказал, что обед будет на двоих. Даже здесь это могло вызвать
скандал. Двое слуг, муж и жена, сопровождали их  в  прогулке  с  корзинами
снеди. В течение дня Ванде необходимо будет остаться  наедине  с  рыцарем.
Если он не сделает первого шага, придется самой проявить  инициативу.  Она
пока  не  знала,  каким  образом.  Ванда,  предпочитая   откровенность   в
отношениях  с   людьми,   никогда   не   прибегала   к   уловкам   женской
соблазнительности. Она полагала, что и сейчас, с Лоренцо, это искусство ей
не потребуется.
     Однако, взобравшись на лошадь и устраиваясь в дамском седле, лишенном
всяких излишеств, она все  же  решила  показать  Лоренцо  стройную  ножку,
обтянутую чулком.
     Копыта застучали по мостовой. Городские ворота остались позади вместе
с запахами города, и Ванда перевела  дух.  С  востока  струился  солнечный
свет. Земля у подножия холмов то убегала вверх, то проваливалась в овраги,
играя пятнами тени и света, то раскидывалась долинами, покрытыми лоскутным
одеялом  из  полей,  садов  и  виноградников,  сшитых  серебряными  нитями
ручейков. Селения лепились к земле белыми гнездами. Вдалеке Ванда  увидела
два замка. Вокруг ферм простирались дикие  пастбища  коричневого  цвета  с
вкраплениями лесов, зеленой листвы которых коснулось первое дыхание осени.
Высоко в небе на все голоса кричали птицы. В воздухе  ощущалась  прохлада,
но он быстро прогревался и был восхитительно свеж.
     - Какая красота! - воскликнула Ванда. - У нас нет ничего подобного на
плоских равнинах Фландрии.
     "Зато есть в родной Калифорнии".
     - Я покажу вам горную долину, где  поет  водопад  и  маленькие  рыбки
играют в его струях,  как  падающие  звездочки,  -  отозвался  Лоренцо.  -
Деревья там напоминают столбы и арки - так и кажется, что из-под  их  сени
покажутся лесные нимфы. Как знать? Вдруг они и правда прячутся там?
     Ванда вспомнила замечание Эверарда о том, что люди в мрачные  времена
не чувствовали привязанности к природе.  Только  в  позднее  средневековье
природа была приручена человеком  в  той  степени,  чтобы  доставлять  ему
радость. Может, Лоренцо немного опережал свое время?..
     Эверард... Ванда подавила в себе чувство вины. И  заодно  постаралась
избавиться от сковывавшего ее напряжения.
     "Действуй в стиле дзен.  Наслаждайся  окружающим,  пока  возможно.  А
задание, которое предстоит выполнить,  пусть  лишь  обострит  ощущения.  В
конце концов, такое приключение!"
     Лоренцо пришпорил коня и помчался галопом. Ванда последовала за  ним.
Она была хорошей наездницей. Но вскоре  им  пришлось  сбавить  скорость  и
дождаться трясущихся  на  своих  кобылах  слуг.  Переглянувшись,  Ванда  и
Лоренцо рассмеялись.
     Время текло вдоль извилистых  тропинок,  в  ритме  мышц  и  глубокого
дыхания, заполненное скрипом и позвякиванием сбруи, острыми запахами кожи,
пота  и  леса,  потрясающими  видами  то  укромных  зеленых  уголков,   то
необъятных просторов, короткими репликами  и  обрывками  песен  Лоренцо...
"Наше ложе - радость и трава. О, трели соловья!"
     Прошло два часа, прежде чем Лоренцо остановил коня. Лесная  тропинка,
по которой они ехали, вела к лугу, где журчал ручей.
     - Здесь мы и устроим трапезу, - сказал он.
     У Ванды учащенно забилось сердце.
     - Не рано ли?
     - Я не собирался утомлять  вас  тряской  в  седле.  Напротив,  я  рад
подарить вам теплые воспоминания о моей стране, чтобы вы увезли их домой.
     Ванда заставила себя изобразить трепет ресниц.
     - Как пожелает любезный хозяин. Вы никогда  не  ошибались  в  выборе,
синьор.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.